Preview

Нефрология

Расширенный поиск

ВЛИЯНИЕ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ APOE И SLCO1B1 НА ТЕЧЕНИЕ ИНФАРКТА МИОКАРДА, АССОЦИИРОВАННОГО С ОСТРЫМ ПОВРЕЖДЕНИЕМ ПОЧЕК, В СТАЦИОНАРЕ И ОТДАЛЁННОМ ПЕРИОДЕ

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-56-63

Полный текст:

Аннотация

ЦЕЛЬ: оценить влияние полиморфизма генов АРОЕ и SLCO1B1на течение инфаркта миокарда (ИМ), ассоциированного с острым повреждением почек (ОПП), в госпитальном и отдалённом периодах.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ: обследованы 132 пациента с ИМ, которые были разделены на 2 группы: первая (I) – 68 больных с ИМ и ОПП, вторая (II) – 64 человека с ИМ без ОПП.

РЕЗУЛЬТАТЫ: при распределении генотипов полиморфизм Leu28Pro гена АРОЕ в исследуемых группах было выявлено, что LeuPro чаще наследовалась у больных I группы – 20,6 %, среднее значение общего холестерина (ОХ) – 6,01±0,3 ммоль/л, а липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) – 3,37±0,21 ммоль/л, в сравнении с больными II группы, где генотип LeuPro – 6,2 %, ОХ – 5,03±0,3 ммоль/л, ЛПНП – 2,38±0,3 ммоль/л, p<0,05. Полиморфизм Val174Ala гена SLCO1B1наследовался следующим образом, так генотип ValAla у пациентов I группы – 26,5 %, во II – 12,5 %, p<0,05. У гетерозигот I выборки ОХ-5,59±0,3 ммоль/л, а ЛПНП – 3,30±0,14 ммоль/л, во II группе ОХ –5,19±0,29 ммоль/л, ЛПНП – 2,75±0,23 ммоль/л, p<0,05. Клиническая картина госпитального периода у больных с ИМ и ОПП протекала с развитием большего числа осложнений, что отражалось на высокой летальности в I группе – 16,2 %, во II группе – 4,7 %, p<0,05. В постгоспитальном периоде на фоне приема аторвастатина в обеих исследуемых группах отмечалась положительная тенденция снижения ОХ и ЛПНП, однако достичь целевых показателей не удалось. Летальность в отдалённом периоде в I группе – 15,4 %, во II – 2,0 %, p<0,05.

ВЫВОДЫ: у больных с ИМ и ОПП на фоне более тяжелого клинического течения заболевания как в стационаре, так и в отдаленном периоде, чаще определялись редкие аллельные варианты генов АРОЕ и SLCO1B1, что негативно отражалось на показателях липидограммы.

Для цитирования:


Сиверина А.В., Скородумова Е.А., Костенко В.А., Пивоварова Л.П., Малышев М.Е., Арискина О.Б., Фёдоров А.Н., Скородумова Е.Г., Рысев А.В. ВЛИЯНИЕ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ APOE И SLCO1B1 НА ТЕЧЕНИЕ ИНФАРКТА МИОКАРДА, АССОЦИИРОВАННОГО С ОСТРЫМ ПОВРЕЖДЕНИЕМ ПОЧЕК, В СТАЦИОНАРЕ И ОТДАЛЁННОМ ПЕРИОДЕ. Нефрология. 2018;22(6):56-63. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-56-63

For citation:


Siverina A.V., Skorodumova E.A., Kostenko V.A., Pivovarova L.P., Malyshev M.E., Ariskina O.B., Fedorov A.N., Skorodumova E.G., Rysev A.V. EFFECT OF POLYMORPHISM OF APOE AND SLCO1B1 GENES ON THE COURSE OF MYOCARDIAL INFARCTION ASSOCIATED WITH ACUTE KIDNEY INJURY IN HOSPITAL AND LONG-TERM PERIODS. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(6):56-63. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-56-63

ВВЕДЕНИЕ

На сегодняшний день лечение ишемической болезни (ИБС), в целом, и инфаркта миокарда, в частности, неразрывно связано с включением в терапевтическиие схемы статинов. Помимо гиполипидемического действия, препараты обладают плейотропными эффектами: антивоспалительным, антипролиферативным и антиоксидантным, что также оказывает положительное влияние на клинические исходы у данной когорты пациентов. Назначая статины, мы стремимся к достижению целевых показателей липидного спектра крови. Согласно Российским рекомендациям 2012 года, у пациентов очень высокого риска уровни ОХ и ЛПНП должны быть менее 4,0 и 1,8 ммоль/л со­ответственно [1]. А в рекомендациях 2017 года введен более низкий целевой уровень для ЛПНП - 1,5 ммоль/л [2]. Однако на практике не всегда уда­ется достичь указанной цели, даже после модифи­кации образа жизни и увеличения дозы статинов. Причиной во многих случаях являются особенно­сти генотипа. Известно, что фармакологическая реакция на статины зависит от полиморфизмов ге­нов, ответственных за их фармакокинетику и фар­макодинамику, а также генов, кодирующих синтез белков-участников патогенеза атеросклероза [3].

Ген APOE влияет на метаболизм липидов, от­вечая за синтез аполипопротеина Е, который в основном синтезируется в печени и входит в состав хиломикронов и ЛПНП. АРОЕ ини­циирует захват и удаление ЛПНП посредством взаимодействия со специфическим рецептором на поверхности гепатоцитов; участвует в про­цессах: иммунорегуляции, нервной регенерации и активации липолитических ферментов (липа­зы печени, липазы липопротеинов и лецитинхолостеринацилтрансферазы) [4]. Однонуклео­тидная замена полиморфизма Leu28Pro гена АРОЕ приводит к изменению структуры молеку­лы аполипопротеина, нарушая механизм липид­ного обмена.

Полиморфизм Val174Ala гена SLCO1B1 ко­дирует полипептид С, который осуществляет транспорт органических анионов (ОАТР-С), за счёт захвата и переноса статинов из крови в пе­чень. Носительство аллеля Ala характеризуется сниженной работой белка-переносчика, фарма­кокинетическим эквивалентом чего являются за­медление переноса статинов в печень и увеличе­ние их концентрации в крови, что сопряжено с негативным воздействием на мышечную ткань, вплоть до рабдомиолиза, и неэффективностью гиполипидемической терапии [5-7]. Таким обра­зом, редкие аллельные варианты генов АРОЕ и SLCO1B1 являются важными предпосылками для возникновения гиперлипопротеинемии, которая снижает функциональные возможности сердечно­сосудистой системы.

Цель: оценить влияние полиморфизма генов АРОЕ и SLCO1B1rn течение инфаркта миокарда, ассоциированного с острым повреждением почек, в госпитальном и отдалённом периодах.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

Обследовано 132 пациента, лечившихся в ГБУ СПбНИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе в 2016 году по поводу ИМ. Количество мужчин в общей выборке было 60,2 %, женщин - 39,8 %. Средний возраст составил 63,1 ± 4,2 года. Па­циентов разделили на 2 группы: первая (I) - 68 больных с ИМ и ОПП, вторая (II) - 64 человека с ИМ без ОПП. Диагностика ОПП основывалась на критериях, представленных в клинических ре­комендациях KDIGO по острому повреждению почек (ОПП) [8-10]. Выборки сопоставимы по полу и возрасту. Выявление полиморфизма генов основывалось на анализе геномной ДНК челове­ка, выделенной из лейкоцитов крови методом по­лимеразной цепной реакции «SNP-ЭКСПРЕСС» (ООО НПФ «Литех»). С первого дня госпитали­зации у всех больных определяли уровень общего холестерина и липопротеидов низкой плотности, в обязательном порядке назначали аторвастатин в дозе от 40 до 60 мг/сут. При выписке все пациенты получали рекомендации продолжить приём аторвастатина с последующим контролем биохимиче­ских показателей через 4-6 нед, при необходимо­сти - корректировка дозы в поликлинике. Оценка клинических показателей в отдалённом периоде основывалась на телефонном контакте с пациен­тами, выяснялась частота повторных госпитали­заций в стационары по поводу ОКС, декомпенса­ции ХСН, острого нарушения мозгового кровоо­бращения (ОНМК), приверженность к терапии. Через 1 год у 52 человек произведен контроль липидограммы. Статистическая обработка полу­ченных данных проводилась с использованием программы MiCTosoft Ехсе1 10.0. Лаборатор­ные данные в группах представляли как М±м, где М - среднее значение, а м - средняя ошибка средней арифметической. Для оценки различий выборочных совокупностей использовали кри­терий Стьюдента при сравнения относитель­ных и средних величин, также определяли от­ношения шансов (ОШ) с 95 % доверительным интервалом (95 % ДИ). Для всех видов анализа проводилась оценка репрезентативности полу­ченных результатов. Статистически значимыми считались различия при р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Распределение в группах генотипов полимор­физма Leu28Pro гена APOE и соответствующее им среднее значение ОХ и ЛПНП представлено в табл.1.

В представленных данных вариант LeuLeu ста­тистически значимо чаще встречался у пациентов II группы - 92,2 % относительно 75,0 % группы I, p<0,05. Однако значения ОХ - 5,00±0,37 ммоль/л и ЛПНП - 2,78±0,12 ммоль/л не имели достоверной разницы с I выборкой, где ОХ - 5,26±0,16 ммоль/л, а ЛПНП -3,13±0,14 ммоль/л, p>0,05. Гетерозигота LeuPro чаще наследовалась у больных I группы - 20,6 %, также у этих пациентов определяли в крови высокие значения ОХ - 6,01±0,3 ммоль/л и ЛПНП - 3,37±0,21 ммоль/л в сравнении с больными II груп­пы, где генотип LeuPro - 6,2 %, ОХ - 5,03±0,3 ммоль/л, ЛПНП - 2,38±0,3 ммоль/л, p<0,05. Ге­нотип ProPro выявлялся достаточно редко, так в I группе определялся у 4,4 % человек и только у одного больного II группы (1,6 %), p>0,05. Показа­тели липидограммы у этих пациентов имели высо­кие значения, в выборке с ИМ и ОПП среднее зна­чение ОХ - 6,32±0,84 ммоль/л, ЛПНП - 3,13±0,06 ммоль/л, во II группе лабораторные данные одного пациента составили: OX - 5,6 млмоль/л, ЛПНП - 2,3 млмоль/л соответственно, провести статисти­ческое сравнение между группами не удалось за счёт малой численности II группы.

Генотипы полиморфизма Уа1174А1а гена SLCO1B1 в исследуемых когортах представлены в табл. 2.

Гомозигота Уа1Уа1 достоверно чаще опре­делялась во II группе - 85,9 % относительно больных I группы - у 70,6 % больных, p<0,05. Значения ОХ - 5,04±0,14 ммоль/л и ЛПНП - 3,13±0,14 ммоль/л в I группе и ОХ - 5,08±0,39 ммоль/л, ЛПНП - 2,83±0,37 ммоль/л во II стати­стически не отличались, p>0,05. Генотип ValAla у пациентов с ИМ и ОПП встречался в 26,5 %, в группе II - в 12,5 %, p<0,05. У гетерозигот I вы­борки среднее значение ОХ - 5,59±0,3 ммоль/л, а ЛПНП - 3,30±0,14 ммоль/л, во II группе ОХ - 5,19±0,29 ммоль/л, ЛПНП - 2,75±0,23 ммоль/л, статистическая разница отмечалась между по­казателями ЛПНП, p<0,05. Гомозигота AlaAla выявлялась редко, в I группе у 2 больных, где среднее значение ОХ - 6,76±0,04 ммоль/л и ЛПНП - 3,45±0,35 ммоль/л были высокими, одна­ко достоверной разницы с группой сравнения не определялось, в ней генотип AlaAla определялся у 1 больного и показатели липидограммы имели следующие значения: ОХ - 4,4 ммоль/л, ЛПНП - 2,8 ммоль/л.

 

Таблица 1 / Table 1

Распределение генотипов полиморфизма Leu28Pro гена АРОЕ по отношению к средним значениям ОХ и ЛПНП в исследуемых группах

The distribution of the genotypes of Leu 28 Pro polymorphism of the APOE gene with respect to the mean values of TC and LDL in the studied groups

Примечание. n - число пациентов; * p<0,05 при сравнении между I и II группами.

 

Таблица 2 / Table 2

Распределение генотипов полиморфизма Val174Ala гена SLCO1B1 по отношению к средним значениям ОХ и ЛПНП в группах

The distribution of the genotypes of the polymorphism Val174Ala SLCO1B1 gene in relation to the average values of TC and LDL in groups

Примечание. n - число больных; * p<0,05 при сравнении между I и II группами.

Для оценки тяжести течения госпитального периода в группах рассматривали частоту рас­пределения случаев острой сердечной недоста­точности (ОСН) III-IV классов по Killip, хрони­ческой сердечной недостаточности (ХСН) III-IV функциональных классов (ФК) по Нью-Йоркской классификации (NYHA), желудочковых наруше­ний сердечного ритма (ЖНСР), рецидивов остро­го коронарного синдрома (ОКС), что представле­но на рис. 1.

ОСН III-IV классов по Killip в 3 раза чаще развивалась у больных с ИМ и ОПП (19,1 %) по сравнению с выборкой без повреждения почек - 6,25 %, p<0,05. ХСН III-IV ФК по NYHA в группе I - 19,1 %, в группе II - 6,25 %, p<0,05. Желудоч­ковые нарушения сердечного ритма высоких гра­даций у пациентов группы I развивались в 25,0 % случаев против 10,9 % в группе II, p<0,05. Рециди­вы ОКС наблюдали чаще у больных с ИМ и ОПП (группа I) в сравнении с пациентами с ИМ без по­вреждения почек (группа II) при p<0,05 (рис. 2).

На представленном рисунке обращают на себя внимание статистически значимо более высокие цифры госпитальной летальности в выборке с ИМ и ОПП - 16,2 % относительно группы срав­нения - 4,7 %, p<0,05, что также подтверждалось отношением шансов - 3,92 с 95 % ДИ (1,04;14,79).

Из 118 человек, выписанных из стационара, через 1 год удалось связаться и оценить клиниче­скую картину у 103 больных. Cудьбa 15 пaциентoв ocтaлacь невыясненной по различным причинам: сменили меcтoжительcтвa, не доступны телефон­ному контакту. В стационар для контроля липидограммы пришли 52 человека, оставшиеся 40 боль­ных по различным причинам отказались.

 

Рис. 1. Клиническая картина у больных исследуемых групп в госпитальном периоде.

Значение р при попарных сравнениях внутри групп были <0,05. NYHA - класс сердечной недостаточности по Нью-Йоркской классификации; ЖНСР - желудочковые нарушения сердечного ритма; ОКС - острый коронарный синдром.

Picture 1. The clinical picture in patients of the studied groups in the hospital period.

Note: p values in pairwise comparisons within groups were <0,05 NYHA-class of heart failure according to the NewYork classification, VHRD-ventricular heart rhythm disorders, ACS-acute coronary- syndrome.

 

 

Рис. 2. Госпитальная летальность.

Значение р при попарных сравнениях внутри групп были <0,05.

Picture 2. Hospital mortality.

Note: p values in pairwise comparisons within groups were <0,05.

В постгоспитальном периоде, за счёт меньше­го количественного состава, определяли среднее значение ОХ и ЛПНП для каждой группы в целом без распределения по генотипам, данные пред­ставлены в табл. 3.

Среднее значение общего холестерина в группе I составило 4,27±0,11 ммоль/л, что было статисти­чески выше, чем в группе II - 3,97±0,10 ммоль/л, p<0,05. Концентрация в крови больных ЛПНП: в группе I - 2,33±0,10 ммоль/л, в группе II - 2,08±0,13 ммоль/л, достоверной разницы не выяв­лено, p>0,05. Среднее значение общего холесте­рина в группе I составило 4,27±0,11 ммоль/л, что, несмотря на положительную динамику на фоне приёма аторвастатина, было достоверно выше, чем в группе II - 3,97±0,10 ммоль/л, p<0,05. Важно отметить, что в группе больных с ИМ без повреж­дения почек были достигнуты целевые значения ОХ (менее 4,0 ммоль/л). Также в обеих группах отмечалась положительная тенденция сниже­ния концентрации ЛПНП: в группе I - 2,33±0,10 ммоль/л, в группе II - 2,08±0,13 ммоль/л, досто­верной разницы не выявлено, однако, целевых по­казателей для ЛПНП (<1,8 ммоль/л) в исследуе­мых когортах достичь не удалось.

 

Таблица 3 / Table 3

Распределение ОХ и ЛПНП у больных исследуемых групп в отдалённом периоде

Distribution of TC and LDL in patients of the studied groups in the long-term period

Примечание. n - число больных; ОХ - общий холестерин; ЛПНП - липопротеины низкой плотности.

 

 

Рис. 3. Летальность в исследуемых группах через 1 год после выписки.

Значение р при попарных сравнениях внутри групп были <0,05.

Picture 3. Mortality in the studied groups one year after discharge.

Note: p values in pairwise comparisons within groups were <0,05

 

 

Таблица 4 / Table 4

Неблaгoпpиятные сердечно-сосудистые есбытия у пaциентoв через 1 год пөеле выпиеки из cтaциoнapa

Unfavorable cardiovascular events at the patients a year after discharge from the hospital

Пpимечaние. n - число пациентов; * p<0,05 пo cpaвнению между I и II группами. ОКС - острый коронарный синдром; ИМ - инфаркт миокарда; ХСН - хроническая сердечная недостаточ­ность; ОНМК - острое нарушение мозгового кровообращения.

 

Частота анализируемых сердечно-сосудистых убытий в период наблюдения представлена в табл. 4.

Пoвтopный ОКС достоверно чаще развивался у пациентов с ИМ и ОПП - 19,2 % против 5,8 % в группе сравнения, p<0,05. Повторный ИМ в I группе выявлялся у 11,5 % относительно 3,9 % во II группе, p>0,05. Госпитализации пациентов по поводу декомпенсации ХСН также преобла­дали в I группе - 7,7 % относительно 1,95 % II, p>0,05. ОНМК пpoизoшлo у 1,9 % пациентов об­щей выборки.

Смертность в отдалённом периоде представле­на на рис. 3. Характеристика летальных исходов представлена в табл. 5.

ОБСУЖДЕНИЕ

На сегодняшний день знание генотипических характеристик пациента позволяет не только оце­нить риск развития жизнеугрожающих состояний, но и правильно определить тактику их профилак­тики. В первую очередь это касается оптимиза­ции использования липидснижающей терапии (статинов). Так, по данным литературы, у лиц, предрасположенных к функциональным отклоне­ниям в работе сердечно-сосудистой системы, зна­чительно чаще выявляется носительство аллеля 28Pro, чем в случайных выборках населения. При наличии 28Pro риск вероятности развития ИБС повышается в 5,3 раза, а при совместном насле­довании 28Pro аллеля гена АРОЕ и его изоформы АРОЕ*4 - более чем в 20 раз [11]. Проведенная оценка распределения в исследуемых группах ге­нотипов полиморфизма Leu28Pro гена APOE и со­ответствующих им средних значений ОХ и ЛПНП показала, что у больных с ИМ и ОПП отмечалось статистически значимое носительство гетерози­готного генотипа (LeuPro), которому также со­ответствовали достоверно высокие показатели содержания в крови ОХ и ЛПНП. Гомозиготный тип наследования (ProPro) выявлялся достаточно редко в обеих выборках и не имел статистиче­ских различий, однако показатели липидограммы у этих пациентов были высокими. Аналогичная ситуация прослеживалась и при изучении распре­деление генотипов полиморфизма Val174Ala гена SLCO1B1, ответственного за чувствительность пациентов к терапии статинами. Носительство гетерозиготного генотипа (ValAla) в 2 раза чаще встречалось у больных с ИМ и ОПП, что отража­лось на лабораторных показателях, так, среднее значение ОХ и ЛПНП были достоверно выше у пациентов I группы и соответствовало данным литературы [5, 7]. Гомозигота AlaAla выявлялась редко в обеих группах, вследствие чего статисти­ческая разница не определялась. В представлен­ных ранее данных гомозиготы c аллелями Pro и Ala чаще встречались у пациентов с ИМ и ОПП [12].

 

Таблица 5 / Table 5

Смертельные исходы в течение 1 года после выписки

Fatal outcomes during the year after discharge

Пpимечaние. n - число пациентов; * p<0,05 между I и II группами; ОШ - отношение шансов; ДИ - доверительный интервал.

Клиническая картина госпитального периода у больных с ИМ и ОПП протекала значительно тяжелее, что отражалось на высокой частоте раз­вития случаев как ОСН III-IV классов по Killip, так и ХСН III-IV ФК по Нью-Йоркской классифи­кации, желудочковых нарушений сердечного рит­ма, рецидивов острого коронарного синдрома. По данным различных источников, у больных с ИМ и развившимся на фоне него ОПП более чем в 32 % увеличивается частота неблагоприятных ближай­ших исходов (повторные госпитализации, высо­кая летальность) [9]. Так, в исследовании, пред­ставленном Маkenzi и соавт., у пациентов с ИМ и ОПП летальный исход регистрировался в 21 % случаев против 1 % в группе с ИМ без ОПП [13].

В постгоспитальном периоде на фоне приёма аторвастатина в обеих группах отмечалась поло­жительная динамика снижения средних значений ОХ и ЛПНП, однако, целевых показателей для ЛПНП (1,8 ммоль/л) в исследуемых когортах до­стичь не удалось.

Количество повторных госпитализаций в те­чение 1 года после выписки из стационара также преобладало в группе с ИМ и ОПП. Основными причинами являлись рецидивы ОКС и декомпен­сация ХСН, что отражалось и на высокой общей летальности в отдаленном периоде, она была в 4,5 раза выше в выборке с повреждением почек.

Важно отметить, что такая высокая летальность пациентов как в госпитальном периоде, так и в отдалённом, сопоставима с данными литературы [13, 14].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

У больных с ИМ и ОПП достоверно чаще встречался гетерозиготный тип полиморфизма Leu28Pro гена АРОЕ и Val174Ala гена SLCO1B1, однонуклеотидные замены в которых потенциру­ют гиперлипопротеинемию, что подтверждалось высокими показателями ОХ и ЛПНП.

Клиническое течение ИМ в группе с ОПП на фоне генетически детерминированной гиперлипидемии характеризовалось большим числом осложнений: ОСН и ХСН, желудочковых арит­мий, рецидивов ОКС и летальных исходов.

Несмотря на длительной приём аторвастатина, у больных с ИМ и ОПП через 1 год отмечались более высокие значения ОХ и ЛПНП, чем в груп­пе контроля, где удалось добиться целевых по­казателей липидограммы, рекомендованных для больных с ИМ.

В отдалённом периоде клиническое течение заболевания в группе с ИМ и ОПП достоверно чаще осложнялось повторными госпитализация­ми по поводу ОКС, что вело и к более высокой летальности в исследуемой когорте.

Список литературы

1. Российское кардиологическое общество; Национальное общество по изучению атеросклероза; Российское общество кардиосоматической реабилитации и вторичной профилактики. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации (V пересмотр). Российский кардиологический журнал 2012; (4): 4–32. doi:org/10.15829/1560-4071-2012-4s1.

2. Российское кардиологическое общество; Национальное общество по изучению атеросклероза; Российское общество кардиосоматической реабилитации и вторичной профилактики. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации (V пересмотр). Атеросклероз и дислипидемии 2017; 28 (3): 5–23

3. Сычёв ДА, Семёнов АВ, Ременская ГВ и др. Фармакогенетика ингибиторов ГМГ-КоА-редуктазы (статинов): возможности индивидуализации терапии на основе генотипа. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2006; 5(1): 100–104 doi: 10.1016/j.atherosclerosis.2004.09.004

4. Heng CK, Saha N, Tay JS. Lack of association of apolipoprotein E polymorphism with plasma Lp(a) levels in the Chinese. Clin.Genetics 1995; (48): 120–153. PMID:8556815

5. Шуев ГН, Сычев ДА, Грачёв АВ. Полиморфизм гена SLCO1B1, ассоциированный с развитием статининдуцированной миопатии, уровень витамина D у российских пациентов с гиперлипидемиями. Креативная кардиология 2015; (4): 40–45. doi: 10.15275/kreatkard.2015.04.05

6. Петров ВИ, Смусева ОН, Соловкина ЮВ и др. Полиморфизм гена SLCO1B1 и статин-ассоциированная миопатия у российских пациентов. Российский кардиологический журнал 2014; (10) 69–72.. doi.org/10.15829/1560-4071-2014-10-69-072

7. Хохлов АА, Cычёв ДА. Безопасность применения статинов с точки зрения доказательной медицины: фармакогенетические, фармакокинетические аспекты. Проблемы стандартизации в здравоохранении 2015; (7-8): 21–27

8. KDIGO Clinical Practice Guideline for Acute Kidney Injury Kidney International supplements. Kidney International supplements Volume 2/issue 1/ March 2012 http://www.kidneyinternational.org.

9. Смирнов АВ, Добронравов ВА, Румянцев АШ, Каюков ИГ. Острое повреждение почек. Медицинское информационное агентство, M., 2015; 228–238

10. Смирнов АВ, Каюков ИГ, Добронравов ВА, Кучер А.Г. Острое повреждение почек – новое понятие в нефрологии. Клиническая нефрология 2009; (1): 11–15

11. Utennan G, Steinmetz A, Weber W. Genetic control of human apolipoprotein E polymorphism: comparison of оne- and two- dimensional techniques of isoprotein, analysis. Hum Genet 1982; (60): 344–351. doi https://doi.org/10.1007/BF00569216

12. Сиверина АВ, Скородумова ЕА, Костенко ВА и др. Генетические варианты функционирования ключевых патогенетических механизмов у пациентов с инфарктом миокарда и острым кардиоренальным синдромом. Трансляционная медицина 2017; 4(6): 6–12. https://doi.org/10.18705/2311-4495-2017-4-6-6-12

13. Marenzi G, Gabiati A, Bertoli SV, et al. Incidence and relevance of acute kidney injury in patients hospitalized with acute coronary syndromes. Am J Cardiol 2013; 20 (1): 816–822

14. Арутюнов ГП, Оганезова ЛГ. Острый инфаркт миокарда и почечная функция. Клиническая нефрология 2010; (3): 39–43


Об авторах

А. В. Сиверина
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Сиверина Анна Викторовна, отдел неотложной кардиологии и ревматологии, врач-кардиолог.

Тел.: +7(812)384-46-91.



Е. А. Скородумова
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Скородумова Елена Андреевна, д-р мед. наук, отдел неотложной кардиологии и ревматологии, старший научный сотрудник.

Тел.: +7(812)384-46-91.



В. А. Костенко
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Костенко Виктор Авенирович, канд. мед. наук, руководитель отдела неотложной кардиологии и ревматологии.

Тел.: +7(812) 384-46-91.



Л. П. Пивоварова
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Пивоварова Людмила Павловна, д-р мед. наук, руководитель отдела лабораторной диагностики.

Тел.: +7(812) 384-46-68.



М. Е. Малышев
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Малышев Михаил Евгеньевич, д-р биол. наук, заведующий городской лабораторией иммуногенетики и серодиагностики.

Тел.: +7(812)384-46-68.



О. Б. Арискина
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Арискина Ольга Борисовна, канд. биол. наук, научный сотрудник, отдел лабораторной диагностики.

Тел.: +7(812)384-46-68.



А. Н. Фёдоров
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Фёдоров Артём Николаевич, отдел неотложной кардиологии и ревматологии, врач-кардиолог.

Тел.: +7(812)384-46-91.



Е. Г. Скородумова
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Скородумова Елизавета Геннадьевна, отдел неотложной кардиологии и ревматологии, младший научный сотрудник.

Тел.: +7(812)384-46-91.



А. В. Рысев
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.
Россия

Россия, 192242, Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3.

Доц. Рысев Александр Васильевич, канд. мед. наук, заместитель главного врача по терапии, заслуженный врач России.

Тел: +7(812) 384-46-25.



Для цитирования:


Сиверина А.В., Скородумова Е.А., Костенко В.А., Пивоварова Л.П., Малышев М.Е., Арискина О.Б., Фёдоров А.Н., Скородумова Е.Г., Рысев А.В. ВЛИЯНИЕ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ APOE И SLCO1B1 НА ТЕЧЕНИЕ ИНФАРКТА МИОКАРДА, АССОЦИИРОВАННОГО С ОСТРЫМ ПОВРЕЖДЕНИЕМ ПОЧЕК, В СТАЦИОНАРЕ И ОТДАЛЁННОМ ПЕРИОДЕ. Нефрология. 2018;22(6):56-63. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-56-63

For citation:


Siverina A.V., Skorodumova E.A., Kostenko V.A., Pivovarova L.P., Malyshev M.E., Ariskina O.B., Fedorov A.N., Skorodumova E.G., Rysev A.V. EFFECT OF POLYMORPHISM OF APOE AND SLCO1B1 GENES ON THE COURSE OF MYOCARDIAL INFARCTION ASSOCIATED WITH ACUTE KIDNEY INJURY IN HOSPITAL AND LONG-TERM PERIODS. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(6):56-63. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-56-63

Просмотров: 259


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)