Preview

Нефрология

Расширенный поиск

АНАЛИЗ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ПОЧЕК ПРИ НЕДЕРЖАНИИ МОЧИ У ЖЕНЩИН

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-1-73-79

Полный текст:

Аннотация

С целью анализа функционального состояния почек у женщин с недержанием мочи были обследованы 277 женщин с жалобами на недержание мочи и 14 здоровых женщин в возрасте от 18 до 55 лет. У 143 женщин было диагностировано стрессовое недержание мочи, у 43 – императивное и у 91 – смешанное. Никтурия выявлена у 24, а полиурия – у 60 женщин с недержанием мочи. Ночью у пациенток с никтурией и в течение суток у пациенток с полиурией по сравнению со здоровыми были выше диурез, реабсорбция воды в собирательных трубках, экскреция ионов, в том числе ионов натрия и магния. Прием десмопрессина (минирина) в дозе 100 мкг восстанавливал до нормы диурез и экскрецию ионов. Высказано предположение, что ведущую роль в изменении функции почек у пациенток с полиурией и никтурией играет снижение реабсорбции ионов в толстом восходящем отделе петли Генле, что приводит к большей загрузке собирательных трубок жидкостью, возрастанию диуреза и выделения электролитов. Примение десмопрессина у этих пациенток является патогенетически обоснованным, так как устраняет основной дефект функции канальцев почки. 

Для цитирования:


Осипова Н.А., Ниаури Д.А., Гзгзян А.М., Эмануэль В.Л. АНАЛИЗ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ПОЧЕК ПРИ НЕДЕРЖАНИИ МОЧИ У ЖЕНЩИН. Нефрология. 2017;21(1):73-79. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-1-73-79

For citation:


Osipova N.A., Niauri D.A., Gzgzyan A.M., Emanuel W.L. ANALYSIS OF KIDNEY FUNCTIONAL STATUS AT URINARY INCONTINENCE IN WOMEN. Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(1):73-79. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-1-73-79

ВВЕДЕНИЕ

Распространенность недержания мочи в попу­ляции остается значительной. В нашей стране по результатам последних эпидемиологических ис­следований этот показатель составляет 9% у жен­щин до 35 лет, увеличиваясь до 36% после 55 лет. У женщин репродуктивного возраста преобладает стрессовое недержание мочи, у женщин старше 50 лет превалирует смешанный тип заболевания. Это заболевание обычно не относится к числу па­тологических состояний, входящих в компетен­цию клиники внутренних болезней. Лечением па­циенток с недержанием мочи, как правило, зани­маются гинекологи, урологи и в ряде случаев не­врологи. Этиологию и патогенез заболевания объ­ясняют нарушением функциональных механиз­мов удержания мочи, анатомо-топографическими особенностями нижних мочевыводящих путей или возрастной недостаточностью функции яич­ников [1-4]. При ряде патологических состояний нарушение акта мочеиспускания сочетается с на­рушением мочеобразования [5-7]. Поэтому, не исключая роли перечисленных выше факторов, в возникновении недержания мочи у женщин мож­но предполагать и изменение функции почки, а не только мочевого пузыря.

Сказанное выше свидетельствует о целесообраз­ности разностороннего анализа функционального состояния почек у женщин с недержанием мочи, а при выявлении отклонений - разработки пато­генетических подходов к лечению. В настоящей работе предпринята попытка анализа функцио­нального состояния почек при недержании мочи у женщин.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

Были обследованы 277 женщин с жалоба­ми на недержание мочи (основная группа) и 14 здоровых женщин, составивших группу контро­ля. Возраст обследованных женщин основной и контрольной групп колебался от 18 до 55 лет. Для унификации результатов исследования при формировании основной и контрольной группы мы считали необходимым применить следующие критерии включения и исключения.

Критерии включения в основную группу:

  1. Жалобы на недержание мочи вследствие фи­зической нагрузки и/или позыва к мочеиспусканию.
  2. Сохраненный менструальный цикл или дли­тельность аменореи не более 2 лет, уровень эстрадиола, сопоставимый с показателем базального уровня эстрадиола в сыворотке крови у женщин репродуктивного возраста на 3-5-й день менстру­ального цикла.
  3. Способность заполнять опросники, вести дневники мочеиспускания, готовность приезжать на осмотры в назначенное время.

Критерии включения в контрольную группу:

  1. Отсутствие жалоб на недержание мочи вследствие физической нагрузки и/или позыва к мочеиспусканию.
  2. Сохраненный менструальный цикл или дли­тельность аменореи не более 2 лет, уровень эстрадиола, сопоставимый с показателем базального уровня эстрадиола в сыворотке крови у женщин репродуктивного возраста на 3-5-й день менстру­ального цикла.
  3. Способность заполнять опросники, вести дневники мочеиспускания, готовность приезжать на осмотры в назначенное время.

Критерии исключения для всех групп:

  1. Гистерэктомия и операции реконструкции тазового дна в анамнезе.
  2. Ранее перенесенное хирургическое лечение по поводу недержания мочи или опущения вну­тренних половых органов, пролапс тазовых орга­нов II-IVстадии по системе POP-Q (ICS, 1996) в настоящее время.
  3. Психические заболевания.
  4. Неврологические заболевания, сопровождаю­щиеся нейрогенной дисфункцией мочевого пузыря.
  5. Заболевания сердечно-сосудистой системы, включая артериальную гипертензию.
  6. Заболевания эндокринной системы, глюкозурия.
  7. Заболевания почек и инфекционно­воспалительные заболевания мочевыводящих пу­тей в стадии обострения, бактериурия.
  8. Урологические заболевания, при которых ве­роятно нарушение акта мочеиспускания.
  9. Прием любых лекарственных средств и гор­мональных препаратов в течение последних трех месяцев до начала обследования.
  10. Полидипсия.

Обследование женщин с недержанием мочи и контрольной группы проводилось при обычном пищевом и водном режимах. Дневник мочеиспу­скания вели не менее 7 дней. Пробы мочи собира­ли при произвольном мочеиспускании в течение трех суток. Все пробы мочи, собранные за 72 ч, распределяли на два промежутка: ночной (с 23 до 7 ч) и дневной (с 7 до 23 ч). В дневнике мочеиспу­скания указывали время позыва к мочеиспуска­нию, объём выделенной мочи за одно мочеиспу­скание, время сна, время и количество выпитой жидкости. Пробу крови из локтевой вены брали в день обследования утром натощак.

В связи с зависимостью водно-солевого обме­на у женщин от уровня половых гормонов у всех обследованных в сыворотке крови определяли уровень ФСГ и эстрадиола (E2). Пациентки репро­дуктивного возраста с сохраненным менструаль­ным циклом обследовались в первую фазу мен­струального цикла, базальный уровень гормонов определяли на 3-5-й день менструального цикла (ФСГ - 4,3±0,3 мМЕ/мл, E2 - 141,2±23,3 пмоль/л). Среди женщин, у которых менструации отсут­ствовали, в исследование включали только тех, у которых длительность аменореи не превышала 2 года, а уровень эстрадиола в сыворотке крови был сопоставим с базальным уровнем у женщин репродуктивного возраста (106,0±21,3 пмоль/л, р>0,05).

Исследование концентрации креатинина, кон­центрации ионов натрия, калия, магния в моче и сыворотке крови производили на автоматиче­

ском анализаторе «Abbott Architect 8000» по ме­тодике и с использованием стандартов фирмы- производителя. Осмоляльность сыворотки крови и мочи определяли методом осмометрии на осмо­метре МТ-4 («Буревестник», Россия). Исследо­вание уровня гормонов в сыворотке крови произ­водили на автоматическом анализаторе «Architect 2000i» по методике и с использованием стандар­тов фирмы-производителя.

Для оценки осмо- и ионорегулирующей функ­ции почек были использованы стандартные фор­мулы и расчеты [8].

Десмопрессин (минирин) назначали в дозе 100 мкг 1 раз в день в течение 7 дней.

Статистический анализ результатов выполняли с использованием пакета прикладных статисти­ческих программ Microsoft Excel 2003 (Microsoft Corporation, США). Для оценки межгрупповых различий при статистической обработке получен­ных результатов применяли t-критерий Стьюдента, вычисляли коэффициент корреляции Пирсона. Нулевую статистическую гипотезу об отсутствии различий и связей отвергали при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

На основании данных комплексного стандар­тизованного алгоритма обследования, включаю­щего клиническое обследование, эхографию уре­тровезикального сегмента и уродинамическое ис­следование, у 143 женщин было диагностировано стрессовое недержание мочи, у 43 - императив­ное и смешанное - у 91.

На основании дневников мочеиспускания, рассчитывали такие показатели, как индекс ноктурии (ИН), индекс ночной полиурии (ИНП), ин­декс ночной ёмкости мочевого пузыря (ИНЁМП) (табл. 1) [9].

Из 277 обследованных женщин с недержанием мочи ноктурия была выявлена у 110 (39,7±2,9%): из них 49 (44,5±4,7%) составили женщины со стрес­совым недержанием мочи, 41 (37,3±4,6%) - со смешанным и 20 (18,2 ±3,7%) - с императивным (p<0,001 по сравнению со стрессовым типом недер­жания мочи и p<0,01 по сравнению со смешанным).

 

Таблица 1

Формулы для оценки причин ноктурии [9]

Значение

Формула

Интерпретация

Индекс ноктурии

ИН=ОНМ/МВО

ИН>1 — ноктурия вследствие ночной полиурии или/и снижения ёмкости мочевого пузыря в ночные часы

Индекс ночной полиурии

ИНП=ОНМ/СД

ИНП>35 % — ночная полиурия

Предполагаемое число ночных мо­чеиспусканий

ПЧНМ =ИМ-1

Предполагаемая ночная ёмкость мочевого пузыря является максимальной (ночная ёмкость равна максимальному вы­деленному объёму)

Индекс ночной емкости мочевого пузыря

ИНЁМП=количество ночных мочеиспусканий-ПЧНМ

ИНЁМП>0 — ночная ёмкость мочевого пузыря меньше максимального выделенного объёма

Примечание. ИН - индекс ноктурии; ОНМ - объём мочи в ночные часы; МВО - максимальный выделенный объём; ИНП - индекс ночной полиурии; СД - суточный диурез; ПЧНМ - предполагаемое число ночных мочеиспусканий; ИНЁМП - индекс ночной ёмкости мочевого пузыря. В соответствии с рекомендациями ICS, ночной объём мочи определяли как общий объём мочи, выделенной в ночные часы, плюс объём первого утреннего мочеиспускания. Максимальный выделенный объём определяли как наибольший объём за одно мочеиспускание в течение 24-часового периода времени. Функциональная ёмкость мочевого пузыря приравнивалась к максимальному выделенному объёму.

 

 

Таблица 2

Дифференциальная диагностика причин ноктурии [9]

 

Индекс ночной поли­урии (ИНП)>35%

Индекс никтурии (ИН) >1

Индекс ночной емкости мо­чевого пузыря (ИНЁМП) >0

Ночная полиурия (никтурия)

+

+

-

Снижение ночной емкости мочевого пузыря

-

+

+

Ночная полиурия в сочетании со снижением ноч­ной емкости мочевого пузыря

+

+

+

В зависимости от значений вышеуказанных индексов все причины ноктурии были классифи­цированы на четыре группы: 1) ночная полиурия,

  • снижение ночной ёмкости мочевого пузыря,
  • смешанный тип (сочетание ночной полиурии и снижения ночной ёмкости мочевого пузыря),
  • общая полиурия (увеличение суточной продук­ции мочи) (табл. 2) [9].

С учетом всех этих показателей полиурия (объ­ем мочи, выделенной за сутки превышает 40 мл/кг массы тела) [10] была выявлена у 7±2,1% женщин со стрессовым недержанием мочи, у 11,6±4,9% - с императивным и у 9,9±3,1% - со смешанным (p>0,05), никтурия (ночной диурез/диурез за сутки более 0,35) [10] - у 17,5±3,2% женщин со стрессовым недержанием мочи, у 27,9±6,8% - с императивным и у 25,3±4,6% - со смешанным (p>0,05).

При полиурии независимо от типа недержания мочи, как и в контрольной группе, в ночные часы с 23 до 7 ч утра образуется около 25% мочи, вы­деляемой за сутки, диурез ночью меньше, чем в период с 7 до 23 ч, уровень клубочковой фильтра­ции приблизительно на 20% ниже по сравнению с аналогичным показателем в дневные часы.

При никтурии независимо от типа недержания мочи в ночные часы с 23 до 7 ч утра образуется около 40% мочи, выделяемой за сутки, диурез ночью выше, чем в период с 7 до 23 ч, уровень клубочковой фильтрации приблизительно на 20% ниже по сравнению с аналогичным показателем в дневные часы. Диурез за сутки выше по сравне­нию с контрольной группой, однако не превышает 40 мл/мин на 1 кг массы тела.

Отсутствие достоверных различий между ис­следуемыми показателями при никтурии и полиурии при различных типах недержания мочи во все периоды наблюдения позволило объединить все пробы пациенток с никтурией (n=24) и полиурией (n=60) для дальнейшего анализа.

Клубочковая фильтрация достоверно не отли­чается у пациенток с полиурией, никтурией и в контрольной группе во все периоды наблюдения (p>0.05), в таком случае величина диуреза (V) определяется двумя составляющими - очищени­ем от осмотически активных веществ и связанной с ними воды (Cosm) и реабсорбцией осмотически свободной воды (TcH2O) и представляет собой ре­зультирующую величину:

V= Cosm–TcH2O

 

Таблица 3

Зависимость диуреза и реабсорбции осмотически свободной воды от осмоляльного очищения и реабсорбции осмотически свободной воды и диуреза от экскреции ионов натрия и магния у пациенток с никтурией и полиурией

 

Никтурия

Полиурия

 

7.00-23.00

23.00-7.00

7.00-23.00

23.00-7.00

 

r

p

r

p

r

P

r

P

V-Cosm

0,74

0,01

0,81

0,01

0,68

0,01

0,72

0,01

TcH2O- Cosm

0,68

0,01

0,77

0,01

0,76

0,01

0,85

0,01

TCH20-UNaV

0,73

0,001

0,77

0,001

0,69

0,001

0,64

0,001

TCH20 -UMgV

0,65

0,001

0,54

0,01

0,72

0,001

0,68

0,001

V- Un V

Na

0,77

0,001

0,55

0,01

0,71

0,001

0,79

0,001

V- Um V

Mg

0,74

0,001

0,68

0,001

0,57

0,01

0,47

0,05

Примечание. V - диурез, мл/мин; Cosm - осмоляльный клиренс, мл/мин; TcH2O - реабсорбция осмотически свободной воды, мл/мин; UNaV - экскреция ионов натрия, мкмоль/мин; UMgV - экскреция ионов магния, мкмоль/мин.

 

Осмоляльность мочи у пациенток с полиурией и никтурией во все периоды наблюдения досто­верно не отличалась от показателей в контроль­ной группе (p>0,05), также во все периоды на­блюдения индекс осмотического концентрирова­ния превышает 2. Значимым критерием реакции почки на вазопрессин служит объем реабсорбированной осмотически свободной воды. Этот по­казатель у пациенток с никтурией и полиурией в любое время суток был равен или превышал зна­чения в контрольной группе.

Расчет соотношения между диурезом, реабсорцией осмотически свободной воды и клиренсом осмотически активных веществ показал, что у па­циенток с никтурией и полиурией диурез во все периоды наблюдения тем выше, чем больше очи­щение от осмотически активных веществ, кроме того, установлена зависимость между осмоляльным клиренсом и реабсорбцией осмотически сво­бодной воды (табл. 3).

Чтобы оценить роль различных катионов в осмоляльном клиренсе, был использован вариант клиренсовой формулы для расчета доли данного иона в осмоляльном очищении [11]:

C xosm=UхV/Posm,

где C xosm - клиренс исследуемого вещества в осмоляльном клиренсе;

Ux - концентрация данного вещества в моче; Posm - осмолялыюсть сыворотки; V - диурез. Рас­четы, выполненные согласно этому уравнению, позволяют оценить удельное значение того или иного катиона в осмоляльном очищении.

У пациенток с полиурией и никтурией доля ионов натрия в осмоляльном очищении за сутки достигает, в среднем, 23%, калия - 8%, магния - менее 1%, что не отличается от показателей в кон­трольной группе. Поскольку доля ионов магния в осмоляльном очищении составляет менее 1%, они не играют практически никакой роли в осмоляль- ном очищении. При этом найдена высокая корре­ляция между V, UMgV, UNaV (см. табл. 3).

 

Рис. 1. Экскреция ионов калия у пациенток с никтурией до начала лечения и через 7 дней приема десмопрессина. Здесь и на рис. 3-6: *р<0,05, ** р<0,01 - достоверность раз­личий по сравнению с аналогичным показателем до начала терапии.

 

 

Рис. 2. Экскреция ионов магния у пациенток с никтурией до начала лечения и через 7 дней приема десмопрессина. *р<0,05, ** р<0,01 - достоверность различий по сравнению с аналогичным показателем до начала терапии.

 

 

Рис. 3. Экскреция ионов магния у пациенток с никтурией до начала лечения и через 7 дней приема десмопрессина.

 

 

Рис. 4. Экскреция ионов натрия у пациенток с полиурией до начала лечения и через 7 дней приема десмопрессина.

 

 

Рис. 5. Экскреция ионов калия у пациенток с полиурией до начала лечения и через 7 дней приема десмопрессина.

 

 

Рис. 6. Экскреция ионов магния у пациенток с полиурией до начала лечения и через 7 дней приема десмопрессина.

 

 

Рис. 7. Направление изменения реабсорбции ионов натрия, магния (RNa+, RMg+) и воды, секреции ионов калия, экскре­ции ионов натрия, калия, магния (UNaV, UKV, UMgV) и жидкости (V) в нефроне у пациенток с полиурией и никтурией.

 

Применение десмопрессина не приводило к статистически значимому увеличению реабсорб­ции осмотически свободной воды (р<0,05). Пока­затели экскреции осмотически активных веществ при действии десмопрессина достоверно снижа­лись по отношению к исходным значениям у па­циенток с полиурией и никтурией (рис. 1-6): от­мечалось достоверное снижение выведения ионов натрия (р<0,001), ионов магния (р<0,001) и калия (р<0,05). Как было показано выше, реабсорбция осмотически свободной воды во всех случаях была тем выше, чем больше клиренс осмотически активных веществ. Десмопрессин не увеличивает значения коэффициента корреляций между реаб­сорбцией осмотически свободной воды и очище­нием от осмотически активных веществ, клирен­сом ионов, что указывает на высокий уровень ак­тивности эндогенного вазопрессина у пациенток с полиурией и никтурией.

ОБСУЖДЕНИЕ

Увеличение диуреза у обследованных нами женщин не связано с уменьшением проницаемости канальцевой стенки для воды, осморегули­рующая функция почки не нарушена. Полученные результаты свидетельствуют, что имеется четкая зависимость - уменьшение реабсорбции ионов натрия сопровождается увеличением диуреза. На­личие корреляции между диурезом, экскрецией ио­нов натрия и магния позволяет предположить, что ионы магния имеют в этом случае значения марке­ра. Так как ионы магния почти не реабсорбируются в отделах канальцев после восходящего отдела пет­ли Генле [12], снижении реабсорбции ионов натрия и магния в толстом восходящем отделе петли Генле может определять возрастание объема жидкости, поступающей в собирательные трубки, где имеют­ся большие возможности для всасывания дополни­тельных количеств воды в процессе осмотического концентрирования мочи при той же активности вазопрессииа и той же осмотической проницаемости стенки канальца. В конечном счете, увеличивает­ся и реабсорбция осмотически свободной воды, и мочеотделение. В этом физиологический смысл зависимости между осмоляльным клиренсом и ре­абсорбцией осмотически свободной воды.

Иная ситуация складывается в отношении ио­нов калия. Ионы калия всасываются из канальце­вой жидкости полностью до начала дистального извитого канальца, а весь поступающий в мочу калий зависит от его секреции в последующих участках канальцев (Greger, 1996): снижение ре­абсорбции натрия в проксимальном канальце соз­дает благоприятные предпосылки для поступле­ния большего количества натрия в дистальный извитой каналец, где происходят ионообменные процессы (натрий всасывается, а в просвет ка­нальца усиливается секреция калия) (рис. 7).

Нарушение рецепции вазопрессина или ло­кальное образование веществ, являющихся его антагонистами, в толстом восходящем отделе петли Генле может приводить к снижению реаб­сорбция ионов натрия и магния, в дистальном из­витом канальце за счет ионобменных процессов увеличивается секреция калия, большие объемы жидкости поступают в собирательные трубки, где имеются возможности для всасывания дополни­тельных количеств воды в процессе осмотическо­го концентрирования мочи при той же активности вазопрессииа и той же осмотической проницае­мости стенки канальца. В конечном счете, увели­чивается и реабсорбция осмотически свободной воды, и мочеотделение.

При приеме десмопрессина увеличение вну­триклеточной концентрации цАМФ приводит к возрастанию реабсорбции ионов [13]. В итоге меньшее количество ионов и жидкости поступает в собирательные трубки, уменьшается диурез.

Таким образом, в дополнение к имеющимся данным об уровне осмоляльности мочи и значе­нии индекса осмотического концентрирования действие десмопрессина (минирина) на функцию почки подтверждает наше предположение, что у пациенток с никтурией и полиурией мочеотделе­ние увеличено не из-за уменьшения реабсорбции осмотически свободной воды, а из-за снижения реабсорбции ионов и осмотически связанной с ними воды в отделах нефрона, предшествующих собирательным трубкам. Полученные результаты исследования могут явиться основой для разра­ботки патогенетически обоснованной терапии на­рушения мочеобразования у пациенток с различ­ными формами недержания мочи.

Об авторах

Н. А. Осипова
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия

Наталья Анатольевна Осипова, кандидат медицинских наук, ассистент.

Кафедра акушерства, гинекологии и репродуктологии. 

199106, Санкт-Петербург, 21-я линия В.О., д. 8а. 



Д. А. Ниаури
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия

Профессор Дарико Александровна Ниаури, доктор медицинских наук. 

Кафедра акушерства, гинекологии и репродуктологии, заведующая кафедрой. 

199106, Санкт-Петербург, 21-я линия В.О., д. 8а. 

 



А. М. Гзгзян
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия

Профессор Александр Мкртичевич Гзгзян, доктор медицинских наук.

Кафедра акушерства, гинекологии и репродуктологии. 

199106, Санкт-Петербург, 21-я линия В.О., д. 8а. 



В. Л. Эмануэль
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И.П. Павлова
Россия

Профессор Владимир Эмануэль, доктор медицинских наук 

Кафедра клинической лабораторной диагностики с курсом молекулярной медицины, заведующий кафедрой. 

197022, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 6-8. 



Список литературы

1. Миронов ВН. Клиническая оценка урологических симптомов при пролапсе тазовых органов 4 стадии у женщин. Нефрология 2014;18(4):62-67 [Mironov VN. Clinicheskaia ocenka urologicheskikh simptomov pri prolapse tazovy`kh organov 4 stadii u zhenshchin. Nefrologiia 2014;18(4):62-67]

2. Аполихина ИА, Ромих ВВ, Андикян ВМ. Современные принципы консервативного лечения недержания мочи у женщин. Урология 2005; 5: 72-75 [Apolihina IA, Romih VV, Andikjan VM. Sovremennye principy konservativnogo lechenija nederzhanija mochi u zhenshhin. Urologija 2005; 5: 72-75]

3. Пушкарь ДЮ, Щавелева ОБ. Диагностика и результаты лечения смешанных форм недержания мочи у женщин. Урология 2005; 3: 22-25 [Pushkar’ DJu, Shhaveleva OB. Diagnostika i rezul’taty lechenija smeshannyh form nederzhanija mochi u zhenshhin. Urologija 2005; 3: 22-25]

4. Hampel C, Wienhold D, Benken N et al. Prevalence and natural history of female incontinence. Eur Urol 1997;32 (Suppl. 23.12): 23–32

5. Наточин ЮВ, Кузнецова АА. Ночной энурез как проявление аутакоидоза. Тер арх 1997;(12): 67-72 [Natochin JuV, Kuznecova AA. Nochnoj jenurez kak projavlenie autakoidoza. Ter arh 1997;(12): 67-72]

6. Гуткина ОГ, Наточин ЮВ. Исследование роли аутакоидов в регуляции циркадного ритма мочеобразования у человека. Росс физиол журн им. И.М. Сеченова 2005; 91 (11): 1338-1346 [Gutkina OG, Natochin JuV. Issledovanie roli autakoidov v reguljacii cirkadnogo ritma mocheobrazovanija u cheloveka. Rossijskij fiziologicheskij zhurnal im. I.M. Sechenova 2005; 91 (11): 1338-1346]

7. Осипова НА, Ниаури ДА, Зиятдинова ГМ. Суточный ритм мочеобразования и мочеотделения при недержании мочи у женщин. Гинекология 2015; 17 (2):74-76 [Osipova NA, Niauri DA, Zijatdinova GM. Sutochnyj ritm mocheobrazovanija i mocheotdelenija pri nederzhanii mochi u zhenshhin. Ginekologija 2015; 17 (2):74-76]

8. Наточин ЮВ. Физиология почки: формулы и расчеты. Наука, Л., 1974. [Natochin JuV. Fiziologija pochki: formuly i raschety. L.: Nauka, 1974]

9. Clinical guidelines for nocturia. Committee for Establishment of the Clinical Guidelines for Nocturia of the Neurogenic Bladder Society. Int J Urol 2010;17(5):397-409. doi: 10.1111/j.1442-2042.2010.02527.x.

10. van Kerrebroeck P, Abrams P, Chaikin D et al. The standardization of terminology in nocturia: report from the Standardization Subcommittee of the International Continence Society. Neurourol Urodyn 2000; 211: 79–83. DOI: 10.1046/j.1464-410X.90.s3.3.x

11. Кузнецова АА, Наточин ЮВ, Папаян АВ. Физиологический анализ ионорегулирующей функции почки детей при энурезе. Физиол журн им. И.М. Сеченова 1996; 82(12): 78-86 [Kuznecova AA, Natochin JuV, Papajan AV. Fiziologicheskij analiz ionoregulirujushhej funkcii pochki detej pri jenureze. Fiziologicheskij zhurnal im. I.M. Sechenova 1996; 82(12): 78-86]

12. Greger R. Renal handling of the individual solutes of glomerular filtrate. Comprehensive human physiology. Eds. Greger R., Windhorst U. Berlin, Heidelberg: Springer. 1996; 2:1517-1544

13. Rouffignac С. Multihormonal regulation of nephron epithelia achieved through combinational mode. Am J Physiol 1995; 269 (4): R739 -R748


Для цитирования:


Осипова Н.А., Ниаури Д.А., Гзгзян А.М., Эмануэль В.Л. АНАЛИЗ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ПОЧЕК ПРИ НЕДЕРЖАНИИ МОЧИ У ЖЕНЩИН. Нефрология. 2017;21(1):73-79. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-1-73-79

For citation:


Osipova N.A., Niauri D.A., Gzgzyan A.M., Emanuel W.L. ANALYSIS OF KIDNEY FUNCTIONAL STATUS AT URINARY INCONTINENCE IN WOMEN. Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(1):73-79. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-1-73-79

Просмотров: 178


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)