Preview

Нефрология

Расширенный поиск

ОСТРОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ ПОЧЕК У ДЕТЕЙ С ЛЕЙКОЗАМИ

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-61-68

Полный текст:

Аннотация

ЦЕЛЬ. Оценка частоты и течения острого повреждения почек (ОПП) у детей на различных этапах терапии лейкозов.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ. В исследование было включено 143 ребенка с различными вариантами лейкоза, получавшими лечение на базе онкогематологического отделения химиотерапии Воронежской областной детской клинической больницы №1 за период с 01.2008г. по 01.2014г. Наблюдение проводилось на 4-х этапах: до назначения полихимиотерапии (ПХТ), на этапе интенсивной ПХТ, в период поддерживающей ПХТ и на этапе после окончания лечения в периоде стойкой ремиссии. ОПП диагностировали с учетом уровня скорости клубочковой фильтрации (СКФ) и креатинина сыворотки крови, превышающих нормальные значения как минимум в 1,5 раза (на 25%).

РЕЗУЛЬТАТЫ. ОПП диагностировано у 109 детей (76,2%) из 143 обследованных, причем стадия риска ОПП (Risk) выявлена у 44 детей (30,8%), стадия повреждения (Injury) – у 46 детей (32,2%), стадия недостаточности (Failure) – у 19 детей (13,3%). ОПП отмечалось на всех этапах терапии, но максимально часто (у 77 из 89 детей, 86,5%) – на этапе интенсивного лечения. У 16 из 30 детей (53,3%), наблюдавшихся на всех этапах терапии, ОПП различных стадий регистрировалось неоднократно, максимально до 4 раз. За период наблюдения летальный исход наблюдался у 20 пациентов, в основном в периоде интенсивной ПХТ, у всех было ОПП средней и тяжелой степени тяжести: 8 – стадия Injury, 12 – стадия Failure.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ОПП достаточно часто регистрируется у детей с лейкозами, максимально часто на этапе интенсивной ПХТ. Развитие ОПП ухудшает прогноз лейкоза у детей в отношении выживаемости. У одного и того же пациента возможно неоднократное развитие ОПП на разных этапах лечения. 

Для цитирования:


Гревцева Е.А., Настаушева Т.Л., Волосовец Г.Г., Юдина Н.Б. ОСТРОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ ПОЧЕК У ДЕТЕЙ С ЛЕЙКОЗАМИ. Нефрология. 2017;21(3):61-68. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-61-68

For citation:


Grevtseva E.A., Nastausheva T.L., Volosovets G.G., Yudina N.B. ACUTE KIDNEY INJURY IN CHILDREN WITH LEUKEMIA. Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(3):61-68. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-61-68

ВВЕДЕНИЕ

Острое повреждение почек (ОПП) является состоянием, развитие которого может быть обу­словлено различными заболеваниями, лечебными и диагностическими мероприятиями. Не менее широко представлена его клиническая картина: от субклинического течения до тяжелой олиго/ анурии. Прогноз при ОПП в разных возрастных группах имеет свои особенности. В то время, как у взрослых ОПП чаще протекает с восстановле­нием почечных функций, у детей обычно отмеча­ется формирование хронической болезни почек (ХБП) с медленное ухудшением почечных функ­ций [1-3].

По данным различных исследований, распро­страненность ОПП у госпитализированных в реа­нимационное отделение детей колеблется от 5% до 20-30%; смертность среди них составляет от 40 до 90% [4, 5]. В экономически благополучных странах основная роль в развитии ОПП принадле­жит неинфекционным факторам (гипоксическиишемическое повреждение почек, нефротоксичность) и сепсису, но не первичным заболеваниям почек [1, 3, 6].

 

Таблица 1

Нефротоксический эффект основных препаратов терапии лейкозов у детей и пути его профилактики

Лекарственный препарат

Нефротоксический эффект

Пути профилактики

Глюкокортикоиды (преднизолон, дексаметазон)

ОПН после резкой отмены

Соблюдение режимов введения и отмены

Винкристин

Образование мочевой кислоты с последующей гиперурикемией, гиперурикемическая нефро­патия

Гидратация глюкозо-солевыми растворами 1:1, 3л/м2/сут + диуретик

Аспарагиназа

Гиперурикемическая нефропатия, канальцевая токсичность препарата отмечена на 3-й день после введения при терапии ОЛЛ

8-24 часовая инфузия глюкозо-солевых растворов 1:1, 3л/м2/сут

Адриамицин, даунорубицин, доксорубицин

Гиперурикемическая нефропатия, химический цистит

Гидратация глюкозо-солевыми растворами 1:1, 3л/м2/сут + диуретик

Цитарабин (Цитозар)

Гиперурикемическая нефропатия, задержка мочи, тубулярная нефропатия

Глюкозо-солевые растворы 1:1, 3л/м2/ сут + 7,5% KCl + фуросемид при задержке диуреза > 200 мл/м2 за 6 часов

Метотрексат

Преципитация его метаболитов в канальцах с развитием ОПН в 1,8%, острая мочекислая не­фропатия

Гидратация + ощелачивание, кальция фо- линат (лейковорин)

Ифосфамид

Циклофосфамид

Острый тубулярный некроз, канальцевые дис­функции, снижение СКФ

Уротоксическое действие - метаболит акролеин приводит к развитию гемморагического цистита

Тубулярная токсичность, максимальна в конце ле­чения и в течение 1 года после окончания терапии

Гидратация + уромитексан (месна)

Прогноз ОПП зависит от его основной при­чины. Дети, у которых ОПП является составной частью полиорганной недостаточности, имеют го­раздо более высокий уровень смертности [1, 6, 8, 9]. У детей с нефротоксическим и гипоксически- ишемическим ОПП без недостаточности других органов функции почек обычно восстанавлива­ются до нормы. Однако, недавние исследования демонстрируют, что даже острые гипоксическиишемические и нефротоксические повреждения почек у детей могут привести к развитию хрониче­ской болезни почек (ХБП) в более позднее время [1, 6-9]. По рекомендации Kidney Disease Improving Global Outcomees (KDIGO) пациенты после пере­несенного ОПП должны наблюдаться в течение трех месяцев для оценки степени восстановления функции почек, повторного ОПП или развития ХБП [10]. Ряд исследований показывают необхо­димость наблюдения детей, перенесших ОПП, в течение 5 лет с целью контроля восстановления функции почек и возможного исхода в ХБП [3, 11].

Повреждение почек, вызванное опухолевыми агентами и нефротоксичными препаратами - ве­дущая причина ОПП у детей онкогематологического профиля. У пациентов, которым не проводи­лась трансплантация гемопоэтических стволовых клеток, ОПП может быть обусловлена мочекис­лой нефропатией и/или синдромом лизиса опу­холевых клеток на фоне химиотерапии. Описа­ны случаи синдрома лизиса опухоли с развитием ОПП на фоне химиотерапии Т-клеточного остро­го лимфобластного лейкоза (ОЛЛ) [12, 13].

Первичная опухолевая инфильтрация почек у детей с ОЛЛ является достаточно редким явле­нием. Dogan M. в 2010г. описал случай манифе­стации В-клеточного ОЛЛ с повреждением почек и развитием ОПП у мальчика 14 лет [14]. Biro E. с соавт. представили случай острого тубулоинтерстициального нефрита, ассоциированного с ОПП, подтвержденного лабораторными исследо­ваниями и биопсией почки, при манифестации Т-клеточного ОЛЛ [15].

В настоящее время в нашей стране в терапии лейкозов достигнуты значительные успехи - бессобытийная выживаемость больных детей уве­личилась до 75-80%. Наравне с международным протоколом лечения ОЛЛ (ALL-BFM) успешно применяется собственный протокол терапии ОЛЛ (ALL-MB), разработанный совместно с клиникой «Шарите» (Германия). Тем не менее, терапия лей­козов остается интенсивной и высокотоксичной, в том числе и для почки, и основная задача ис­следователей - добиться не только повышения эффективности терапии, но и уменьшения ее ток­сичности [16,17].

В табл. 1 приведены данные о нефротоксичности основных препаратов терапии лейкозов и путях ее терапии и профилактики.

В педиатрической онкогематологии начинают использоваться ингибиторы тирозинкиназы (иматиниб, сунитиниб, дезатиниб, квазартиниб), кото­рые у взрослых пациентов могут способствовать артериальной гипертензии, протеинурии, ОПП, тромботической микроангиопатии. Ruebner R.L. и соавторы представили развитие нефротического синдрома у четырех детей со злокачественными новообразованиями: хроническим миелоидным лейкозом (ХМЛ) и ОЛЛ на фоне применения ингибиторов тирозинкиназы [18]. Проведенные нами исследования у детей с лимфомами показа­ли, что развитие ОПП увеличивает вероятность летальности пациентов [19]. И все-таки данные о частоте развития ОПП у детей с лейкозами еди­ничны и разноречивы. Поэтому выявление часто­ты развития и тяжести ОПП на различных этапах терапии лейкозов будет способствовать повыше­нию эффективности терапии и профилактики это­го грозного осложнения.

Цель исследования: оценка частоты и течения ОПП у детей на различных этапах терапии лейкозов.

 

Таблица 2

Педиатрическая модификация pRIFLE критериев ОПП Akcan-Arikan A et al., 2007 [20]

 

Оцененный клиренс креатинина по формуле Schwartz (СКФ)

Диурез

Risk (риск)

Снижение СКФ более чем на 25% (и/или нарастание Scr х 1,5 раза)

Диурез < 0,5 мл/кг/час х 8 часов

Injury (повреждение)

Снижение СКФ более чем на 50% (и/или нарастание Scr х 2 раза)

Диурез < 0,5 мл/кг/час х 16 часов

Failure (недостаточность)

Снижение СКФ более чем на 75% или < 35 мл/мин/1,73 м2 (и/или нарастание Scr х 3 раза)

Диурез < 0,3 мл/кг/час х 24 часов или анурия х 12 часов

Loss (потеря функции почек)

Персистирующая недостаточность > 4 недель

End stage renal disease (терминаль­ная почечная недостаточность)

Персистирующая недостаточность > 3 мес

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

В исследование были включены 143 пациен­та, находившихся на обследовании и лечении в онкогематологическом отделении химиотерапии Воронежской областной детской клинической больницы №1 за период с 01.2008г. по 01.2014г. с установленным диагнозом «лейкоз» в возрасте от 10 дней до 17,5 лет (средний возраст 6±2,9 лет). Среди детей было 80 мальчиков (55,9%) и 63 де­вочки (44,1%). Больные наблюдались в динамике от 1 года до 6 лет.

Дети с острым лимфобластным лейкозом (ОЛЛ) составили большинство больных - 119 (83,2%), с острым миелобластным лейкозом (ОМЛ) наблюдалось 18 пациентов (12,6%), с хро­ническим миелобластным лейкозом (ХМЛ) - 3 ребенка (2,1%), другими вариантами лейкоза - 3 ребенка (2,1%).

Лечение детей с ОЛЛ осуществляли по меж­дународным протоколам: группы BFM («Berlin- Frankfurt-Munster») и группы MB («Москва - Берлин»), а также EsPhALL у 1 ребенка с Ph- позитивным ОЛЛ. Пациенты с ОМЛ получали терапию по разным протоколам для ОМЛ. Паци­енты с ХМЛ после установления окончательного диагноза в фазу хронизации получали постоянное лечение препаратом «Гливек». При рецидиве за­болевания проводилось лечение по протоколам ALL REZ BFM-2002, FLAG или по индивидуаль­но подобранной программе.

Диагностическое обследование включало физикальный осмотр, лабораторные исследования крови и мочи, визуализирующие методы диагно­стики (УЗИ органов брюшной полости, почек, рентгенография грудной клетки, компьютерная томография грудной клетки, брюшной полости, магнитно-резонансная томография головного, спинного мозга).

С целью уточнения основного диагноза прово­дилось морфологическое исследование пунктата костного мозга, ликвора, трепанобиоптата, цито­химическое, цитогенетическое и иммунофеноти- пическое/иммуногистохимическое исследования пунктата костного мозга.

Уровень креатинина сыворотки крови изме­рялся кинетическим методом Яффе. Скорость клубочковой фильтрации (СКФ) определялась расчетным методом по формуле Schwartz G.J. Стадию ОПП определяли согласно педиатриче­ским критериям pRIFLE (табл. 2).

Мы определяли 3 стадии ОПП, так как с 2011г. стадии «потери функции почек» и «терминальной почечной недостаточности» (4-ю и 5-ю) считают исходами ОПП [21].

Для определения стадии ОПП мы использова­ли два критерия: СКФ и уровень креатинина сы­воротки крови. Увеличение уровня креатинина и снижение СКФ считали от нормативных значений [20]. Критерий диуреза мы не учитывали, так как все дети получали гидратацию большим объемом жидкости (до 3-5 л/м2/сутки), особенно в период интенсивной ПХТ.

Все больные были разделены на группы со­гласно этапу терапии: этап первичного поступле­ния до начала ПХТ, этап интенсивной ПХТ, этап поддерживающей ХТ и этап после окончания ПХТ - период ремиссии основного заболевания.

На этапе до начала ПХТ обследованы 73 ребен­ка в возрасте от 10 дней до 17 лет (средний возраст 6,6±4,8 лет), из них 39 мальчиков (53,4%) и 34 де­вочки (46,6%), с ОЛЛ - 56 детей, с ОМЛ - 14 де­тей, с ХМЛ - 1 ребенок, с другими вариантами - 2 ребенка. На этапе интенсивной ПХТ наблюдалось 89 детей, среди них с ОЛЛ - 76 детей, с ОМЛ - 11 детей, с ХМЛ и с редкими вариантами лейкоза - по 1 ребенку. Возраст пациентов этой группы со­ставил от 2 месяцев до 17 лет (в среднем - 6,4±4,6 лет), среди них было 43 мальчика (48,3%) и 46 девочек (51,7%). На этапе поддерживающей ХТ обследовано 65 пациентов в возрасте от 2 до 17 лет (в среднем - 7,3±4,2 лет), из них 42 мальчика (64,6%) и 23 девочки (34,4%). Варианты лейкоза в данной группе были следующими: ОЛЛ - 58 детей, ОМЛ - 5 детей, ХМЛ - 2 ребенка. На эта­пе после завершения терапии (в периоде стойкой ремиссии основного заболевания) исследования проведены у 64 пациентов, в возрасте от 1,3 до 17 лет (в среднем - 11,1±4,7 лет), из них у 40 маль­чиков (62,5%) и у 24 девочки (37,5%), с ОЛЛ - 57 детей, с ОМЛ - 6 детей, с ХМЛ - 1 ребенок. На всех этапах терапии обследовано 30 детей.

Статистический анализ данных проводили с использованием пакета прикладных статистиче­ских программ «Statistica 6.1» («StatSoft», США). Нормальность распределения признаков оцени­вали с использованием критерия Шапиро-Уилка для малых выборок и критерию Колмогорова- Смирнова с поправкой Лиллиефорс, если объем выборки превышал 30 наблюдений. Данные пред­ставлены при нормальном распределении в виде среднего арифметического±стандартное откло­нение (M±SD), при асимметричном - в виде ме­диана и 95% доверительный интервал (ДИ). При нормальном распределении признака для выяв­ления статистически значимых различий количе­ственных признаков в группах с ОПП различной тяжести использовали однофакторный диспер­сионный анализ (ANOVA) и критерий Ньюмена-Кейлса для парных сравнений. В случае малого объема данных или асиметричном распределения выборки использовали ранговый дисперсионный анализ Краскела-Уоллиса или при поиске разли­чий между двумя независимыми группами - U критерий Манна-Уитни. Анализ различий часто­ты встречаемости исследуемых признаков прово­дится по х2-критерию с 5% уровнем значимости при принятии гипотез. Поправка Йетса исполь­зовалась при сравнении групп с малым числом наблюдений. Нулевую статистическую гипотезу об отсутствии различий и связей отвергали при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В общей группе детей с лейкозами ОПП диа­гностировано у 109 (76,2%) из 143 обследован­ных, то есть у 34 пациентов (23,8%) признаков ОПП не было выявлено ни на одном из этапов терапии. Первая стадия ОПП (Risk) была диагно­стирована у 44 детей (30,8%), вторая стадия (In­jury) - у 46 детей (32,2%), третья стадия (Failure) установлена у 19 детей (13,3%).

Среди выживших 123 детей (86,0%) ОПП установлено у 89 обследованных (72,4%), у них в основном наблюдались ранние стадии ОПП (Risk и Injury) - 44 ребенка (35,8%) и 38 детей (30,9%), соответственно; значительно реже отмечена ста­дия Failure - у 7 детей (5,7%). За период наблюде­ния заболевание закончилось летальным исходом у 20 пациентов (13,9%), у всех 20 имело место ОПП: у 8 детей (5,6%) на стадии Injury (средней степени тяжести), у 12 детей (8,3%) - на стадии Failure (тяжелой степени тяжести).

У 116 детей (81,1%) получена ремиссия, из них у 82 детей (70,7%) зарегистрировано ОПП: стадия Risk у 40 детей (34,5%) и стадия Injury у 35 детей (30,2%), гораздо реже регистрировалась ОПП на стадии Failure - 7 детей (6%).

Рецидив основного заболевания отмечен у 11 детей (7,7%) из 143 обследованных, все эти дети имели ОПП: 4 пациента на стадии Risk, 7 - на ста­дии Injury.

На этапе до начала химиотерапии наблюдалось 73 пациента (рис. 1).

В группу без ОПП были отнесены 40 детей (55%), признаки ОПП имели 33 ребенка (45%): Risk - 19 детей (26%), Injury - 12 детей (16%), Failure - 2 детей (3%). Необходимо отметить, что ОПП в стадиях Injury и Failure отмечалось у па­циентов с лейкозами и развившимся на их фоне бактериальным инфекционным процессом.

 

Рис.1. Стадии ОПП на этапе первичного поступления больных с лейкозами.

 

 

Рис. 2. Стадии ОПП на этапе интенсивной ПХТ больных с лейкозами.

 

 

Рис. 3. Стадии ОПП на этапе поддерживающей терапии боль­ных с лейкозами.

 

 

Рис. 4. Стадии ОПП на этапе после окончания лечения больных с лейкозами.

 

На этапе интенсивной ПХТ в группе из 89 па­циентов признаки ОПП зарегистрированы у 77 детей (86,5%) (рис. 2).

Стадия Risk отмечена у 29 детей (32,6%), Injury - у 35 детей (39,3%), Failure - у 13 детей (14,6%). На этапе поддерживающей терапии при­знаки ОПП зарегистрированы у 22 детей (33,8%) из 65 обследованных: стадия Risk - 16 детей (24,6%), Injury - у 5 детей (7,7%), Failure - у 1 ре­бенка (1,5%), у которого впоследствии случился летальный исход на фоне развившегося сепсиса (рис. 3).

На этапе после окончания химиотерапии у 29 пациентов (45,3%) из 64 обследованных име­ли ОПП начальных стадий: Risk - 22 ребенка (34,4%), Injury - 7 детей (10,9%) (рис.4) Стадия Injury отмечена только у детей, имевших инфек­ционные осложнения, и у 3-х детей, которые впо­следствии имели рецидив лейкоза.

На этапе до начала ПХТ у одного ребенка с ОПП в стадии Failure случился летальный ис­ход; у него фиксировалось развитие полиорганной недостаточности на фоне сепсиса. На этапе интенсивной терапии летальный исход имели 18 детей (ОПП: Injury - 8 детей, Failure - 10 детей), у 3-х пациентов отмечен синдром острого лизи­са опухоли, у 1 ребенка - первично-рефрактерное течение заболевания, у остальных - инфекцион­ные осложнения, сепсис. В эту же группу вошли 2 детей со стадией ОПП Injury с рецидивом лей­коза (ОЛЛ и ОМЛ), получавших противорецидивную терапию и имевших прогрессирующее и непрерывно-рецидивирующее рефрактерное те­чение заболевания, и 1 ребенок с ОПП в стадии Failure, имевший прогрессию ХМЛ, первично рефрактерное течение. На этапе поддерживаю­щей терапии заболевание закончилось летальным исходом у одного ребенок с ОПП в стадии Failure на фоне сепсиса.

По результатам анализа протокольной терапии можно отметить, что увеличение уровня креатинина сыворотки крови выявлялось в большей сте­пени на более интенсивных протоколах лечения и при миелобластном варианте лейкоза, но эти дан­ные статистически не были достоверными (рис. 5, 6).

 

Рис. 5. Уровень креатинина сыворотки крови при различных протоколах лече­ния лейкозов (p=0,366). Примечание. Протокол МВ включает все модифика­ции протоколов группы МВ, использованные у обследованных детей. Протокол BFM включает все модификации протоколов группы BFM, использованные у обследованных детей.

 

 

Рис. 6. Уровень креатинина сыворотки крови при различных вариантах лейкоза (p=0,350). Примечание. Тип лейкоза 1 - острый лимфобластный лейкоз, тип лейкоза 2 - острый миелобластный лейкоз.

 

В динамике на всех этапах терапии наблюда­лись 30 пациентов из 143 (21,0%). У большинства из них (26 детей, 86,7%) выявлено ОПП: стадия Risk - 7 детей (23,3%), Injury - 17 детей (56,7%), Failure - 2 ребенка (6,7%). У 16 детей (53,3%) из 30 обследованных ОПП за период наблюдения регистрировалось на нескольких этапах (от 2 до 4 этапов): на 2-х этапах - 8 детей (I+R - 4, R+F - 1, R+R - 3), на 3-х этапах - 6 детей (I+F+R - 1, R+R+R - 1, R+I+R - 2, I+R+0+I - 1, R+R+0+I - 1), на 4-х этапах - 2 ребенка (R+I+R+R). Тя­желая стадия ОПП (F) выявлялась на этапе интенсивной терапии, у 2-х детей - на фоне противорецидивной терапии. На остальных этапах от­мечались более легкие стадии ОПП. У 4 детей (13,3%) стадия ОПП Risk выявлялась в периоде ремиссии лей­коза, на этапе после окончания те­рапии. Двое детей (6,7%), имевших ОПП в стадии Injury на этапе после окончания химиотерапии, развили впоследствии рецидив лейкоза.

ОБСУЖДЕНИЕ

Полученные данные свидетель­ствуют о том, что ОПП часто разви­вается у детей при лейкозах. В ли­тературе есть данные о частоте раз­вития ОПП у взрослых пациентов: в 43% случаев при лейкозах и лимфо- мах [22], в 15-60% - при трансплан­тации стволовых клеток [23]. Весьма немногочисленны данные о частоте развития ОПП у пациентов детского и подросткового возраста с лейкоза­ми, причем они достаточно разноре­чивы. Например, отмечено развитие ОПП в 56,3% у детей после проти­воопухолевой терапии [24]. B.S. Lee, R. Rossi, R. Skinner указывают на ча­стоту развития ОПП в 30-70% при гемобластозах у детей [25-27].

Полученный нами достаточно высокий процент детей с ОПП обу­словлен, по всей видимости, учетом более легких стадий (Risk, Injury) у большинства больных, гораздо реже нами отмечена тяжелая стадия (Failure), что, возможно, связано с проводимой сопроводительной терапией. Большая частота и более тяжелые стадии ОПП нами отмечены на этапе интенсивной ПХТ, что закономерно, учи­тывая особенности протокольной терапии лейко­зов, включающей как моновведение препаратов, обладающих нефротоксическим эффектом, так и введение их комбинаций. В протоколы терапии лейкозов включены такие нефротоксичные пре­параты, как ифосфамид, циклофосфамид, высокодозный метотрексат (более 1 г/м2), высокодозный цитозинарабинозид [16, 28, 29]. Острое токсическое действие лекарственных препаратов клинически варьирует от обратимого снижения функции почек до развития острой почечной не­достаточности [24, 30-33].

Наше исследование показало, что ОПП может снижать выживаемость детей с лейкозами. У всех умерших пациентов и детей с рецидивами лейко­за отмечалось развитие ОПП средней и тяжелых стадий. Легкой стадии ОПП у детей с летальным исходом не выявлено. У 63,2% пациентов со ста­дией ОПП Failure имел место летальный исход.

Анализ непрерывно наблюдавшихся пациен­тов на всех этапах терапии лейкозов показал воз­можность неоднократного развития ОПП разных стадий, что, скорее всего, связано не только с нефротоксичностью применяемых препаратов, но и с инфекционными осложнениями терапии. Одна­ко достоверной связи развития ОПП с применяе­мым протоколом лечения или типом лейкоза нами не выявлено. Хотя тенденция к более высокому уровню креатинина сыворотки крови при более интенсивной полихимиотерапии была установле­на в настоящем исследовании.

Выявление ОПП на более легких стадиях - Risk и Injury после окончания терапии в периоде ремис­сии лейкоза может быть связано с формированием хронической болезни почек после перенесенного неоднократно ОПП; таким больным, по всей види­мости, требуется наблюдение нефролога.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, ОПП часто возникает у детей на различных этапах терапии лейкозов, влияет на выживаемость детей при данной патологии и тре­бует динамического наблюдения вышедших в ре­миссию пациентов как группы риска по развитию ХБП в течение 5 лет с целью контроля восстанов­ления функции почек и, возможно, проведения нефропротективной терапии.

Об авторах

Е. А. Гревцева
Воронежский государственный медицинский университет им. Н.Н. Бурденко; Воронежская областная детская клиническая больница №1
Россия

онкогематологическое отделение химиотерапии Воронежской областной детской клинической больницы №1, врач-гематолог,

394087, Воронеж, ул. Ломоносова, д. 114



Т. Л. Настаушева
Воронежский государственный медицинский университет им. Н.Н. Бурденко; Воронежская областная детская клиническая больница №1
Россия

д.м.н., кафедра госпитальной и поликлинической педиатрии, профессор,

394036, Воронеж, ул. Студенческая, д. 10



Г. Г. Волосовец
Воронежский государственный медицинский университет им. Н.Н. Бурденко
Россия

асс., к.м.н.,  кафедра госпитальной и поликлинической педиатрии, 

394036, Воронеж, ул. Студенческая, д. 10



Н. Б. Юдина
Воронежская областная детская клиническая больница №1
Россия

онкогематологическое отделение химиотерапии, зав. отделением, врач-онколог,

394087, Воронеж, ул. Ломоносова, д. 114



Список литературы

1. Andreoli SP. Acute kidney injury in children. Pediatr Nephrol 2009; 24(2): 253–263

2. Bresolin N, Blanchini AP, Haas CA Pediatric Acute Kidney Injury assessed by pRIFLE as a prognostic factor in the intensive care unit. Pediatr Nephrol 2013; 28 (3): 485-492

3. Goldstein SL, Devarajan P. Acute kidney injury in childhood: should we be worried about progression to CKD? Pediatr Nephrol 2011; 26 (1): 29-40

4. Freire KM, Bresolin NL, Farah AC et al. Acute kidney injury in children: incidence and prognostic factors in critically ill patients. Rev Bras Ter Intensiva 2010; 22(2): 166-174

5. Han WK, Waikar SS, Johnson A et al. Urinary biomarkers in the early diagnosis of acute kidney ingury. Kidney Int 2008; 73:863-869

6. Bunchman TE. Treatment of acute kidney injury in children: from conservative management to renal replacement therapy. Nature Clinical Practice NEPHROLOGY 2008; 4 (9) – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL:https://www.nature.com/clinicalpractice/neph (дата обращения 05.09.2015)

7. Askenazi DJ, Feig DI, Graham NM et al. 1-5 year longitudinal follow-up of pediatric patients after acute renal failure. Kidney Int 2006; 69: 184–189

8. Symons JM. Moving beyond supportive care – current status of specific therapies in pediatric acute kidney injury. Pediatric Nephrology 2014; 29 (2):173-181

9. Dekkers IA, Blijdorp K, Cransberg K, et al. Long-term nephrotoxicity in adult survivors of childhood cancer. Clin J Am Soc Nephrol 2013; 8(6): 922-929

10. Kidney Disease: Improving Global Outcomes (KDIGO) Acute Kidney Injury Work Group. KDIGO Clinical Practice Guideline for Acute Kidney Injury. Kidney Inter Suppl 2012; (2) Issue 1: 1-126

11. Савенкова НД, Панков ЕА Нерешенные проблемы острого повреждения почек у детей. Нефрология 2015; 19 (3): 9-19. [Savenkova ND, Pankov YeA Nereshennye problemy ostrogo povrezhdeniya pochek u detey. Nefrologiya 2015; 19 (3): 9-19]

12. LaRosa C, McMullen L, Bakdash S, et al. Acute renal failure from xanthine nephropathy during management of acute leukemia. Pediatr Nephrol 2007; 22: 132–135

13. Howard SC, Deborah JP, Pui C.-H. The Tumor Lysis Syndrome. N Engl J Med 2011; 364: 1844-1854

14. Dogan M, Bay A, Bora A et al. Massively enlarged kidneys due to leukemic infiltration in a child. European Journal of General Medicine 2010; 7(1): 114-117

15. Biro E, Szikszay E, Pethő-Orosz P et al. Acute interstitial nephritis in T-cell leukemia in a pediatric patient. Pediatr Int 2016; [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27594450 (дата обращения 8.09.2016)

16. Литвинов ДВ, Карелин АФ, Романова КИ с соавт. Лечение острого лимфобластного лейкоза у детей: современные возможности и нерешенные проблемы. Pediatric Hematology/Oncology 2015; 10 (111):30-37 [Litvinov DV, Karelin AF, Romanova KI s soavt. Lecheniye ostrogo limfoblastnogo leykoza u detey: sovremennye vozmozhnosti i nereshennye problemy]

17. Moffett BS, Goldstein SL. Acute kidney injury and increasing nephrotoxic-medication exposure in noncritically-ill children. Clin J Am Soc Nephrol 2011; 6: 856–863

18. Ruebner RL, Copelovitch L, Evageliou NF et al. Nephrotic syndrome associated with tyrosine kinase inhibitors for pediatric malignancy: case series and review of the literature. Pediatr Nephrol 2014; 29(5): 863-869

19. Рябова ЕА, Настаушева ТЛ, Гревцева ЕА. Поражение почек при лимфоме Ходжкина и неходжкинских лимфомах. Российский вестник перинат. и педиатрии 2013;(1):64-69 [Ryabova YeA, Nastausheva TL, Grevtseva YeA. Porazheniye pochek pri limfome Khodzhkina i nekhodzhkinskikh limfomakh. Rossysky vestnik perinat. i pediatrii 2013;(1):.64-69]

20. Аkcan-Arikan A, Zappitelli M, Loftis LL et al. Modified RIFLE criteria in critically ill children with Acute Kidney Injury. Kidney Int 2007; 71 (10): 1028-1035

21. Al-Ismaili Z, Palijan A, Zappitelli M. Biomarkers of acute kidney injury in children: discovery, evaluation, and clinical application. Pediatr Nephrol 2011; 26 (1):29-40

22. Luciano RL, Brewster UC. Kidney Involment in Leukemia and Limphoma. Advances in Chronic Kidney Disease 2014; 21(1):27-35

23. Смирнов КА, Добронравов ВА. Острое повреждение почек при трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Нефрология 2014;18(6):26-42 [Smirnov KA, Dobronravov VA. Ostroye povrezhdeniye pochek pri transplantatsii gemopoeticheskikh stvolovykh kletok. Nefrologiya 2014;18(6):26-42]

24. Zubowska M, Wyka K, Fendler W et al. Interleukin 18 as a marker of chronic nephropathy in children after anticancer treatment. Disease Markers 2013; 35: 811-818

25. Lee BS, Lee JH, Kang HG et al. Ifosfamide nephrotoxicity in pediatric cancer patients. Pediatric Nephrology 2001; 16(10): 796–799

26. Rossi R, Pleyer J, Schäfers P et al. Developement of ifosfamide-induced nephrotoxicity: prospective follow-up in 75 patients. Medical and Pediatric Oncology 1999; 32 (3): 177–182

27. Skinner R, Sharkey IM, Pearson ADJ, Craft AW. Ifosfamide, mesna, and nephrotoxicity in children. Journal of Clinical Oncology 1993; 11 (1): 173–190

28. Ellis D, Avner ED et al. Renal function and somatic growth in pediatric cadaveric renal transplantation with cyclosporine-prednisone immunosuppression. Am J Dis Child 1985; 139(11):1161-1167

29. Kolenova A, Maloney KW, Hunger SP. Philadelphia Chromosome-positive Acute Lymphoblastic Leukemia or Chronic Myeloid Leukemia in Lymphoid Blast Crisis. J Pediatr Hematol Oncol 2016; 38(6):193-195

30. Madhusoodhan PP, Carroll WL, Bhatla T. Progress and Prospects in Pediatric Leukemia. Curr Probl Pediatr Adolesc Health Care 2016; 46(7): 229-241

31. Тареева ИЕ Лекарственные поражения почек. Тер арх 1987; 59(8): 131-135 [Tareyeva IYE Lekarstvennye porazheniya pochek. Ter. arkh. 1987; 59(8): 131-135]

32. Kopecna L. Late effects of anticancer therapy on kidney function in children with acute lymphoblastic leukemia. Bratisl Lek Listy 2001;102 (8): 357-360

33. Pedrosa DC, Neves FM, Meneses GC et al. Urinary KIM-1 in children undergoing nephrotoxic antineoplastic treatment: a prospective cohort study. Pediatric Nephrology 2015; 30: 2207-2213


Для цитирования:


Гревцева Е.А., Настаушева Т.Л., Волосовец Г.Г., Юдина Н.Б. ОСТРОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ ПОЧЕК У ДЕТЕЙ С ЛЕЙКОЗАМИ. Нефрология. 2017;21(3):61-68. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-61-68

For citation:


Grevtseva E.A., Nastausheva T.L., Volosovets G.G., Yudina N.B. ACUTE KIDNEY INJURY IN CHILDREN WITH LEUKEMIA. Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(3):61-68. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-61-68

Просмотров: 12007


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)