Preview

Нефрология

Расширенный поиск

О РОЛИ БЕЛКА ПОДОЦИНА ПРИ ДИСФУНКЦИИ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 2-го ТИПА

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-5-31-38

Полный текст:

Аннотация

ЦЕЛЬ: исследовать роль белка подоцина в прогрессировании нарушения функции почек при ДН у пациентов с СД 2-го типа и ХБП разных стадий.

МЕТОДЫ: исследование являлось открытым, контролируемым с параллельным дизайном в  когорте пациентов с СД 2-го типа и ДН с ХБП 1-3а. Продолжительность исследования – 4  года. Выполнены стандартные методы оценки гормонально-метаболического профиля крови  и функциональной активности почек в группах пациентов и контрольной группе. Первичная  конечная точка исследования – динамика подоцинурии у пациентов на основе метода ИФА.

РЕЗУЛЬТАТЫ: включено 119 пациентов (мужчины – 61 чел.; женщины – 58 чел.) с диагнозом «Сахарный диабет 2 тип. Диабетическая нефропатия. ХБП 1-3а». Пациенты  разделены на 3 группы: группа 1, ХБП С1 (n=37); группа 2, ХБП С2 (n=47); группа 3, ХБП  С3а (n=35). Контрольная группа – лица без СД и поражения почек (n=30). Показано  участие подоцина в регуляции функциональной активности почек (динамика средних  значений и корреляций с СЭА и СКФ) и гормонально-метаболических взаимодействий  (динамика средних значений гликемии натощак, ПГТТ, Hb1Ac, С-пептида, креатинина,  калия, общего ХС, ХС ЛПНП, индекса атерогенности и их корреляций с подоцинурией) при ХБП в условиях СД 2-го типа и ДН.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: анализ динамики корреляций подоцинурии с показателями  функциональной активности почек и гормонально-метаболического профиля крови  позволил детализировать молекулярный механизм развития ДН при СД 2-го типа. Подоцин является перспективным биомаркером ХБП 1-2 стадий при СД 2-го типа.

Для цитирования:


Ибрагимов В.М., Алискандиев А.М., Сарвилина И.В. О РОЛИ БЕЛКА ПОДОЦИНА ПРИ ДИСФУНКЦИИ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 2-го ТИПА. Нефрология. 2018;22(5):31-38. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-5-31-38

For citation:


Ibragimov V.M., Aliskandiev A.M., Sarvilina I.V. ABOUT THE ROLE OF THE PODOCIN PROTEIN IN DYSFUNCTION OF KIDNEYS IN PATIENTS WITH DIABETES MELLITUS TYPE 2. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(5):31-38. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-5-31-38

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня актуальными проблемами эндокри­нологии и нефрологии являются увеличение продолжительности и качества жизни пациентов с сахарным диабетом (СД) 2-го типа, осложнен­ным диабетической нефропатией (ДН), возможно только при совместном ведении пациентов эндо­кринологом и нефрологом. Истинная распростра­ненность ДН превышает зарегистрированную (8%) в различных регионах России в 2-8 раз [1, 2]. К наиболее ранним признакам ДН относят микроальбуминурию (МАУ), которую выявляют в 15-40% случаев, в том числе и на доклиническом этапе [3]. Протеинурия обнаруживается суще­ственно реже и позже - у 7-10% больных СД 2-го типа. Показана зависимость частоты развития ДН от длительности заболевания, составляющая 7-10% у больных с длительностью СД не более 5 лет, 20-35% у пациентов, страдающих СД 2-го типа в течение 20-25 лет, и 50-57% - при более длительных сроках заболевания [4]. Проблема ис­следования молекулярных механизмов развития ДН при СД 2-го типа приобрела сегодня новый уровень значимости в связи с введением понятия хронической болезни почек (ХБП).

Мало изученным вопросом диабетологии оста­ется механизм развития поражения почек у боль­ных СД 2-го типа и факторы, определяющий тем­пы прогрессирования ДН. Остается открытым во­прос о ранних диагностических маркерах ДН при СД 2-го типа. Экспериментальные и клинические данные, опубликованные за период с 1998 по 2017 годы, свидетельствуют о том, что в развитии ДН при СД 2-го типа важную роль играют уровень гликемии, гиперлипидемия, гломерулярная гипер­фильтрация, протеинурия, уровень креатинина сыворотки, артериальная гипертензия, гипоальбуминемия, анемия [5-14]. Складывается впечатле­ние о том, что при СД 2-го типа в почечной ткани происходят патологические процессов, независя­щие от гипергликемии,

Исследователи из Национальной ассоциации по исследованию почек в 2010 г. установили, что поражение подоцитов является стартовым про­цессом, обусловливающим развитие МАУ и появ­ляющимся до нее. Показаны существующие огра­ничения в применении теста на подоцитурию для ранней диагностики гломерулопатии, в том числе при СД 2-го типа [15].

Комплексный лабораторный анализ биообраз­цов мочи пациента с ДН при СД 2-го типа, вклю­чающий стандартные методы диагностики, а так­же методы молекулярного анализа, позволяет ис­следовать патобиохимические пути развития ДН при СД 2-го типа, выделить новые маркеры воз­никновения ДН на самой ранней ее стадии.

Цель исследования: изучить роль белка подоцина в прогрессировании нарушения функции по­чек у пациентов с СД 2-го типа в зависимости от стадии ХБП.

МЕТОДЫ

Клиническое исследование проводилось в со­ответствии с этическими принципами Хельсинк­ской декларации и Руководства по надлежащей клинической практике, «Международного руко­водства по этической экспертизе эпидемиологиче­ских исследований, принятого Советом междуна­родных научно-медицинских организаций и ВОЗ» (Женева, 2008 г.), нормативными требованиями (Национальный стандарт Российской Федерации ГОСТ Р 52379-2005) и выполнялось с разрешения этического комитета ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный медицинский университет» РФ (г. Махачкала).

Когортное клиническое исследование явля­лось открытым, контролируемым, сравнитель­ным с параллельным дизайном, выполненным на выборке пациентов с СД 2-го типа и ДН с учетом стадий ХБП. Когорта больных формировалась ме­тодом случайной выборки. В исследование вклю­чено 119 пациентов (мужчины - 61 чел.; жен­щины - 58 чел.) с диагнозом «Сахарный диабет 2 тип. Диабетическая нефропатия. ХБП С1-3а». Диагноз ДН у больных СД 2-го типа устанавлива­ли с учетом экскреции альбумина (СЭА) с мочой (А1 при СЭА=0-30 мкг/сут, А2 при СЭА=30-300 мг/сут, А3 при СЭА более 300 мг/сут) и скорости клубочковой фильтрации (СКФ), рассчитанной по формуле CKD-EPI (the Chronic Kidney Disease Epidemiology Collaboration equation: C1, С2, С3а, С3б, С4, С5). Выявлены пациенты со стадиями ХБП от С1 до С3а в 3 группах, полученных по­средством простой рандомизации на основе стан­дартных методов исследования:

  1. я группа: пациенты с ХБП С1 (n=37), СКФ <90 мл/мин/1,73 м2;
  2. я группа, пациенты с ХБП С2 (n=47), СКФ- 60-89 мл/мин/1,73 м2;
  3. я группа, пациенты с ХБП С3 (n=35), СКФ- 45-59 мл/мин/1,73 м2.

Контрольная группа (КГ): лица без СД и пора­жения почек (n=30).

Критерии включения в исследование: диагноз - СД 2-го типа, ДН, ХБП С 1-3а, АГ 1-3 степени; амбулаторные и стационарные пациенты обоего пола от 40 до 70 лет; длительность подтвержденно­го заболевания СД 2-го типа не менее 3-х лет; на­личие добровольного информированного согласия на участие в проведении исследования. Критерии исключения: первичная патология почек недиа­бетического генеза; СД 1-го типа; частые эпизоды гипогликемии; клинико-лабораторные признаки кетоацидоза; другие эндокринные заболевания; инфекция мочевыделительной системы; признаки острого нарушения мозгового кровообращения в момент госпитализации, черепномозговая травма, нейроинфекция, эпилепсия, болезнь и синдром Паркинсона; острый инфаркт миокарда, симптома­тическая артериальная гипертензия (АГ), сердеч­ная недостаточность II и III стадии; острое воспа­лительное заболевание или его обострение; тяже­лые нарушения функций печени и почек; злокаче­ственные новообразования; подагра; коллагенозы; гипотиреоз; васкулиты; беременность; курение в настоящий момент или в анамнезе; алкоголизм, наркомании; отказ пациента от участия в исследо­вании; по административным причинам.

Все пациенты были стратифицированы со­гласно критериям, изложенным в Национальных рекомендациях [16]. Категория пациентов с СД 2-го типа соответствовала диагностическим кри­териям СД и других нарушений гликемии, в том числе учитывали также в гликозилированного ге­моглобина (HbA1c) >6,5 % (48 ммоль/моль) (ВОЗ, 2011 г.) [17]. Продолжительность исследования составила 4 года. Персонализация выбора саха­роснижающих препаратов выполнялась в зависи­мости от доминирующей клинической проблемы [17]: пациенты группы 1 получали производное сульфонилмочевины (СМ) гликлазид МВ в дозе 30-120 мг/сут; пациенты группы 2 - ингибитор натрий-глюкозного котранспортера 2-го типа (иНГЛТ-2) эмпаглифлозин в дозе 10-25 мг/сут; пациенты группы 3 - производное СМ гликлазид МВ в дозе 30-60 мг/сут и иНГЛТ-2 эмпаглифло- зин в дозе 10-25 мг/сут.

Пациенты исследуемых групп получали антигипертензивную терапию при АГ 1-3 степени од­ним из 4 гипотензивных лекарственных средств из групп β-адреноблокаторов (небиволол), блокаторов к рецептору ангиотензинаП (валсартан), блокаторов медленных кальциевых каналов (амлодипин) в стандартной дозе в течение исследования либо их комбинацией, в том числе, с диуретиком индапамидом - ретардом. Все пациенты получали аторвастатин в дозе 10-20 мг/сут, для первичной и вторичной кардиоваскулярной профилактики - ацетилсалициловую кислоту в дозе 100 мг/сут.

Выполняли оценку показателей центральной (суточное мониторирование АД, «ABPM-05», Вен­грия) и почечной гемодинамики [метод ультра­звуковой допплерографии (УЗДГ), «SonoAce R3», «Samsung Medison», Южная Корея], метаболиче­ского профиля крови пациентов [гликемия натощак и через 2 ч - пероральный глюкозотолерантный тест (ПГТТ), липидограмма, уровень креатинина и калия в сыворотке крови] на лабораторной стан­ции «Olympus AU640» («Olympus Сorporation», Япония), общеклинический анализ мочи на анали­заторе «Clinitek Advantus» («Siemens Healthineers Global», США), количественное определение C-пептида в сыворотке крови методом ИФА на автоматической системе «IMMULITE 2000» («Siemens», Германия). Измерение мочевой экс­креции альбумина в сутки (СЭА) и уровня Hb1Ac проводили на анализаторе «DCA 2000+» («Байер», Германия). Для количественной оценки МАУ при­меняли анализатор альбумина «HemoCue Albumin 201» (Швеция). Метод расчета СКФ включал при­менение формулы CKD-EPI [18]:

для мужчин СКФ = 141* [(min креатинин плаз­мы, мг/дл/0,9)-0,411 * [(max креатинин плазмы, мг/ дл/0,9)-1,209 * 0,993возраст,лет;

для женщин: СКФ = 141 * [(min креатинин плазмы, мг/дл/0,7)-0,329 * [(max креатинин плазмы, мг/дл/0,7)-1,209 * 0,993возраст, лет * 1,018.

Для количественного определения в биообраз­цах мочи пациентов подоцина методом ИФА (мультиплексный анализатор «Luminex MAGPIX», США) применялся набор реагентов («eBioscience», США) с диапазоном 0,16 - 10 нг/мл.

В среде статистической программы «Statistica 12.0» («StatSoft Inc», США) рассчитан необхо­димый объем выборки. Описательный анализ клинического исследования включал основные статистические показатели (выборочное среднее, ошибка выборочного среднего). Достоверность различий между независимыми группами оцени­вали с помощью критерия Манна-Уитни. Прово­дили корреляционный анализ с вычислением ко­эффициентов линейной корреляции Пирсона (r). Нулевую статистическую гипотезу об отсутствии различий и связей отвергали при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В исследовании мы верифицировали 119 паци­ентов с СД 2-го типа и ДН с ХБП С1-С3а стадий согласно клинико-анамнестической характери­стике, представленной в табл. 1 и соответствовав­шей критериям включения/невключения в иссле­дование.

Результаты анализа показателей центральной и почечной гемодинамики в 3 группах пациентов с ДН, СД 2-го типа и ХБП 1-3а стадий представле­ны в табл. 2.

Мы отметили достоверное повышение уровней среднего дневного САД, ночного САД и ДАД, ЧСС в группе пациентов с СД 2-го типа и ХБП 1-3а ста­дий, а также среднего дневного ДАД в группах 2 и 3 по сравнению с КГ. Статистически значимых различий между средним значением индекса RI и показателем Vmin в междолевых артериях, по дан­ным УЗДГ, в КГ и исследуемых группах не выяв­лено. В группе 3 при ХБП 3 а зарегистрировано до­стоверное увеличение показателя Vmax в междолевых артериях по сравнению с КГ при отсутствии значимых межгрупповых различий и различий по данному показателю в группах 1 и 2 с КГ.

Результаты анализа показателей гормонально­метаболического профиля крови и функциональ­ной активности почек в 3 группах пациентов с ДН, СД 2-го типа и ХБП 1-3а стадий представле­ны в табл. 3.

 

Таблица 1 / Table 1

Клинико-анамнестическая характеристика пациентов с сахарным диабетом 2 типа

Clinical and anamnestic characteristics of patients with diabetes mellitus type 2

Показатель

Целевая популяция(выборка)

Пол (мужчины/женщины)

61/58

Возраст, годы

59,5±0,3 (52,0-67,0)

Масса тела, кг

86,3±0,4 (70,0-98,0)

Рост, см

174,4±0,4 (165,0-185,0)

Индекс массы тела, кг/см2

28,7±0,1 (25,8-32,8)

Длительность СД 2 типа1, годы

7,8±0,2 (5,0-10,0)

Длительность АГ2, годы:

 

1 степени

4,2±0,1 (3,0-6,0)

2 степени

5,7±0,2 (4,0-8,0)

3 степени

9,0±0,1 (7,0-11,0)

Доля пациентов по шкале комбинированного риска сердечно-сосудистых собы­тий и терминальной почечной недостаточности у больных с ХБП в зависимости от категории СКФ и альбуминурии (%):

 

низкий риск

11,8

умеренный риск

54,6

высокий риск

26,9

очень высокий риск

6,7

Пациенты с факторами риска, кол: наследственная отягощенность -

 

СД 2 типа

119

наличие в анамнезе больного -

 

нарушенная гликемия натощак или НТГ3

119

АГ

101

ССЗ4

109

ДЛП5

112

СПКЯ6

27

гестационный СД или рождение крупного плода

24

возраст > 45 лет

119

курение

68

нерациональное питание

119

избыточная масса тела и ожирение

119

низкая физическая активность

112

Диабетическая нефропатия (категории по СЭА7), кол.:

 

категория А1, СЭА - 0-30 мкг/сут

14

категория А2, СЭА - 30-300 мг/сут

97

категория А3, СЭА > 300 мг/сут

8

ХБП9, стадии, кол.:

 

ХБП, стадия С1 (СКФ10<90 мл/мин/1,73 м2)

37

ХБП, стадия С2 (СКФ 60-89 мл/мин/1,73 м2)

47

ХБП, стадия С3а (СКФ 45-59 мл/мин/1,73 м2)

35

Примечание. Данные представлены в виде M±SEM (минимальное-максимальное значение), n - количество пациентов в ис­следуемой группе, М - среднее значение, SEM - стандартная ошибка среднего значения; 1СД 2 типа - сахарный диабет 2 типа, 2АГ - артериальная гипертензия,3НТГ - нарушенная толерантность к глюкозе, 4ССЗ - сердечно-сосудистые заболевания, 5ДЛП - дислипопротеинемии, 6СПКЯ - синдром поликистозных яичников, 7СЭА - скорость экскреции альбумина с мочой, 8ХБП - хроническая болезнь почек, 9СКФ - скорость клубочковой фильтрации.

 

 

Таблица 2 / Table 2

Показатели центральной и почечной гемодинамики

Indices of central and renal hemodynamics

Показатель

Группа 1 (n=37) 

M±SEM

Группа 2 (n=47) 

M±SEM

Группа 3 (n=35) 

M±SEM

КГ(n=30) 

M±SEM

Центральная гемодинамика (данные СМАД1)

Среднее дневное САД2, мм рт. ст.

Среднее дневное ДАД3, мм рт. ст.

Среднее ночное САД, мм рт.ст.

Среднее ночное ДАД, мм рт.ст.

ЧСС4, уд/мин

115,2±3,1

1)'

66,7±2,1

1)*

115,4±1,8

1)***

66,8±1,4

1)***

72,3±1,2

1)**

134,7±3,9 1)***2)***

72,8±2,4 1)***2)**

120,5±2,3 1)***2)**

75,2±1,6 1)***2)***

79,5±1,3 1)***2)***

145,4±4,1

1)***2)***3)*

82,0±2,8

1)***2)***3)***

129,4±2,6

1)***2)***3)***

81,5±1,7

1)***2)***3)*

85,3±1,5

1)***2)***3)***

111,5±2,8

61,5±1,9

110,2±1,2

59,7±1,3

68,5±1,1

Внутрипочечная гемодинамика (данные УЗДГ5 междолевых артерий)

 Vmax6, см/с

Vmin7, см/с

RI8

 36,8±1,2 1)'

14,2±1,1

1)'

0,62±0,04

1)'

37,2 ±1,4 1)2)'

14,8±1,2 1)2)'

0,61±0,02 1)2)'

39,4±1,8

1)*2)'3)'

15,5±1,4

1)'2)'3)'

0,6±0,01

1)'2)'3)'

35,9±1,1

13,7±0,9

0,64±0,05

Примечание. n - количество пациентов в исследуемой группе, М - среднее значение, SEM - стандартная ошибка среднего значения; 1СМАД - суточное мониторирование артериального давления; 2САД -систолическое артериальное давление; 3ДАД - диастолическое артериальное давление; 4ЧСС-частота сердечных сокращений; 5УЗДГ - ультразвуковая допплерография; 6Vmax - максимальная скорость кровотока; 7Vmin - минимальная скорость кровотока; 8Я1-индекс резистивности; различия по критерию Манна-Уитни между 1) КГ/ группа 1/ группа 2/группа 3; 2) группа 1/группа 2; 3) группа 2/группа 3: ' нет различий; * p<0,05; ** p<0,001; *** p<0,0001.

Нами выявлено достоверное увеличение гли­кемии натощак и ПГТТ, Hb1Ac, С-пептида, калия во всех группах пациентов с СД 2-го типа и ДН, а также уровня креатинина в группах 2 и 3 по сравнению с аналогичными показателями КГ. Отсут­ствовали межгрупповые различия по показателю гликемии натощак (группы 2/3), Hb1Ac (группы 1/2), С-пептида (группы 1/2, 2/3), креатинина (КГ/ группа 1, группы 1/2, 2/3), калия (группы 1/2). Зна­чимое увеличение общего ХС, ХС ЛПНП и индек­са атерогенности зарегистрировано во всех груп­пах пациентов по сравнению с КГ при отсутствии достоверных различий по параметру ХС ЛПВП. Показано достоверное уменьшение общего ХС в группе 3 в сравнении с группой 2 и индекса атеро- генности в группах 2 и 3 в сравнении с группой 1.

Продемонстрировано достоверное увеличение средних значений СЭА в группах 2 и 3 по сравне­нию с группой 1 у пациентов с СД 2-го типа и ДН, а также статистически значимое увеличение СКФ в группе 2 по сравнению с КГ и достоверное его снижение в группе 3 по сравнению с КГ, группа­ми 1 и 2. Нами отмечено достоверное увеличение подоцинурии во всех исследуемых группах паци­ентов по сравнению с КГ при его статистически значимом уменьшении в группе 3 в сравнении с группами 1 и 2.

Корреляционные взаимосвязи между подоцинурией и гликемией натощак, концентрацией С-пептида, СЭА, СКФ показаны на рис. 1-4.

Обнаружены сильные обратные корреля­ции между подоцинурией и гликемией натощак, С-пептидом и СЭА в группе пациентов с СД 2-го типа и ХБП 3 а стадии при наличии сильных пря­мых корреляций между данными показателями в КГ, группах 1 и 2. Сильные обратные корреляции в группах 1 и 2 и сильная прямая корреляция в группе 3 были выявлены между подоцинурией и СКФ при слабой обратной корреляции в КГ.

ОБСУЖДЕНИЕ

Полученные данные инструментальных и ла­бораторных методов анализа продемонстриро­вали участие белка подоцина в регуляции функ­циональной активности почек при ДН и ХБП 1-3 а (динамика средних значений и корреля­ционных взаимодействий с показателями СЭА, СКФ), а также в функционировании гормонально­метаболических взаимодействий в организме па­циентов (динамика средних значений и корреля­ций гликемии натощак, ПГТТ, уровней Hb1Ac, С-пептида, креатинина, калия, общего ХС, ХС ЛПНП и индекса атерогенности), определяющих прогрессирование ХБП при СД 2-го типа.

Подоцин является специфическим белком подоцитов, которые являются незаменимой структу­рой гломерулярного фильтрационного барьера в почках и предохраняют пациентов с ДН от потери белка. Подоцин взаимодействует с другими мо­лекулами посредством PI3K/AKT- и MAPK- сиг­нальных патологических каскадов, обеспечивая функциональное единство нефронов. Появление подоцина в моче ассоциируется с активацией про­цессов гломерулосклероза посредством увеличе­ния синехий между подоцитами и базальной мем­браной гломерул. Результатом межмолекулярных взаимодействий подоцина является старт процесса эпителиально-мезенхимальной трансформации: утолщения базальных мембран и гломерулярного мезангиального матрикса, расширения тубулоинтерстициального пространства при увеличении экстрацеллюлярного матрикса (ЭЦМ). Внутри- и внеклеточные процессы приводят к типичным морфологическим изменениям в почечной ткани при ДН, которые мы регистрируем в виде изме­нения параметров СЭА и СКФ, а также динами­ки показателей гормонально-метаболического профиля крови - регуляторов процесса прогрес­сирования ХБП при СД 2-го типа. Обнаружение подоцинурии у пациентов с СД 2-го типа и ХБП 1 и 2 стадий, включавших пациентов с нормоальбуминурией и МАУ, свидетельствует о возможности применения подоцина в качестве диагностическо­го биомаркера на доклинических стадиях ДН, а также новой терапевтической мишени для профи­лактики ДН при СД 2-го типа.

 

Таблица 3 / Table 3

Показатели гормонально-метаболического профиля крови и функциональной активности почек

Indicators of the hormone-metabolic profile of blood and the functional activity of the kidneys

Показатель

Группа 1 (n=37) 

M±SEM 

Группа 2 (n=47) 

M±SEM 

Группа 3 (n=35) 

M±SEM 

КГ (n=30) 

M±SEM 

Гормонально-метаболический профиль крови

Глюкоза натощак, ммоль/л

ПГТТ1, ммоль/л

Hb1Ac2, %

С-пептид, пмоль/л3

Общий холестерин, ммоль/л

ХС ЛПНП4, ммоль/л

ХС ЛПВП5, ммоль/л

Индекс атерогенности

Креатинин, мкмоль/л7

Калий, ммоль/л

6,4±0,1 1)***

6,9±0,2

1)**

6,8±0,2

1)***

929,4±48,7

1)***

6,4±0,2

1)***

3,4±0,1

1)***

1,3±0,1

1)'

4,4±0,1

1)***

84,5±3,8

1)'

4,1±0,05

1)***

8,1±0,4 1)***2)***

8,3±0,3 1)***2)***

7,1±0,2 1)***2)'

954,9±59,2 1)***2)'

6,0±0,2 1)***2)'

3,2±0,1 1)*2)'

1,5±0,1 1)2)'

4,0±0,1 1)2)

89,2±4,1 1)*2)'

4,4±0,06 1)***2)'

8,7±0,4

1)***2)***3)'

9,8±0,7

1)***2)***3)***

7,7±0,3

1)***2)**3)*

1032,2±95,4

1)***2)'3)'

5,9±0,2

1)**2)***3)'

3,2±0,1

1)*2)'3)'

1,5±0,1

1)'2)'3)'

3,9±0,1

1)**2)**3)'

95,6±4,5

1)***2)***3)'

4,9±0,07

1)***2)***3)***

5,2±0,2

5,8±0,2

5,3±0,1

746,1±46,7

5,2±0,1

2,8±0,1

1,5±0,1

3,5±0,1

80,1±3,1

4,5±0,06

Лабораторные показатели функциональной активности почек мочи

 СЭА6, мг/сут

СКФ7, мл/мин/1,73 м2

Подоцин, нг/мл

7,1±1,5

90,2±3,2

1)'

22,4±0,9

1)***

155,9±24,6 2)***

81,3±3,1 1)***2)**

25,7±0,9 1)***2)*

 324,2±34,6

2)***3)***

58,4±2,2

1)***2)***3)***

16,4±0,6

1)***2)***3)***

 -

95,2±3,5

2,5±0,1

Примечание. n - количество пациентов в исследуемой группе, М - среднее значение, SEM - стандартная ошибка среднего значения;1ПГТТ - пероральный глюкозотолерантный тест; 2Hb1Ac - гликозилированный гемоглобин; 4XC ЛПНП - холестерин в липопротеинах низкой плотности; 5XC ЛПВП - холестерин в липопротеинах высокой плотности; 6СЭА - скорость экскреции альбумина; 7СКФ - скорость клубочковой фильтрации; различия по критерию Манна-Уитни между 1) КГ/ группа 1/ группа 2/ группа 3; 2) группа 1/группа 2; 3) группа 2/группа 3: ' нет различий; * p<0,05; ** p<0,001; *** p<0,0001.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подоцин является перспективным биомарке­ром ХБП 1-2 стадий при СД 2-го типа для вклю­чения его в неинвазивные диагностические тесты для мочи. Анализ динамики корреляций подоцинурии, показателей функциональной активности по­чек и параметров гормонально-метаболического профиля крови позволил детализировать молеку­лярный, внутри- и внеклеточный механизм развития ДН при СД 2-го типа. Дальнейшие исследова­ния сигнальных патологических путей и молекул, синтезируемых, секретируемых и формирующих ЭЦМ, лежат в основе разработки стратегий мето­дов профилактики ДН при СД 2-го типа и ХБП разных стадий.

 

Рис. 1. Взаимосвязь между подоцинурией и гликемией на­тощак в контрольной и исследуемых группах (линейная кор­реляция Пирсона).

Figure 1. Iinteractions between podocinuria and fasting glycemia in the control and in the study groups (Pearson linear correlation). Здесь и на рис. 2-4: r - линейная корреляция Пирсона; R - стандартная ошибка при отклонении от нулевой гипотезы; КГ - контрольная группа.

 

 

Рис. 2. Корреляционные взаимодействия между подоцину­рией и уровнем С-пептида в крови в контрольной группе и исследуемых группах (линейная корреляция Пирсона).

Figure 2. Interactions between podocinuria and C-peptide level in the blood in the control and in the study groups (Pearson linear correlation)

 

 

Рис. 3. Корреляционные взаимодействия между подоцинури­ей и скоростью экскреции альбумина в контрольной группе и исследуемых группах (линейная корреляция Пирсона).

Figure 3. Interactions between podocinuria and albumin excretion rate in the control and in the study groups (Pearson linear correlation).

 

 

Рис. 4. Корреляционные взаимодействия между подоцинури­ей и скоростью клубочковой фильтрации в контрольной группе и исследуемых группах (линейная корреляция Пирсона).

Figure 4. Interactions between podocinuria and glomerular filtration rate in the control and in the study groups (Pearson’s linear correlation).

 

Список литературы

1. Дедов ИИ, Шестакова МВ, Майорова А.Ю. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом, 8-й выпуск. Сахарный диабет 2017; 20(1S):1-112 [Dedov II, Shestakova MV, Mayorova AY. Algorithms of specialized medical care for patients with diabetes, 8th edition. Diabetes mellitus 2017; 20 (1S): 1-112]

2. Маслова ОВ, Сунцов ЮИ, Шестакова МВ и др. Распространенность диабетической нефропатии и хронической болезни почек при сахарном диабете в Российской Федерации. Клиническая нефрология 2010; (3):45-50 [Maslova OV, Suntsov YuI, Shestakova MV. The prevalence of diabetic nephropathy and chronic kidney disease in diabetes mellitus in the Russian Federation. Clinicheskaya nefrologiya 2010; (3): 45-50]

3. Нагайцева СС, Швецов МЮ, Шалягин ЮД и др. Факторы риска повышения альбуминурии как раннего маркера хронической болезни почек в разных возрастных группах. Нефрология 2013;17(4):58-62. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2013-17-4-58- 62 [Nagaytseva SS, Shvetsov MY, Shalyagin YD et al. Assessment of albuminuria and chronic kidney disease risk factors in different gender groups. Nephrology (Saint-Petersburg). 2013;17(4):58-62. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2013-17-4-58-62]

4. Gall MA, Rossing P, Skøtt P et al. Prevalence of micro- and macroalbuminuria, arterial hypertension, retinopathy and large vessel disease in European type 2 (non-insulin- dependent) diabetic patients. Diabetologia 1991; 34(9):655–661

5. Добронравов ВА, Галкина ОВ, Зубина ИМ, Смирнов АВ. Клинические факторы, ассоциированные с выявлением ранних стадий хронической болезни почек у больных сахарным диабетом 1 типа. Нефрология 2015;19(6):9-13 [Dobronravov VA, Galkina OV, Zubina IM, Smirnov AV. Clinical factors associated with the occurence of early stages of chronic kidney disease in patients with diabetes mellitus type 1. Nephrology (Saint- Petersburg). 2015;19(6):9-13. (In Russ.)]

6. Patel A, MacMahon S, Chalmers J et al. ADVANCE Collaborative Group. Intensive blood glucose control and vascular outcomes in patients with type 2 diabetes. N Engl J Med 2008; 358: 2560–2572 doi: 10.1056/NEJMoa0802987

7. Ekinci EI, Jerums G, Skene A et al. Renal structure in normoalbuminuric and albuminuric patients with type 2 diabetes and impaired renal function. DiabetesCare 2013; 36(11):3620- 3626. Doi: 10.2337/dc12-2572

8. Hall JE, Henegar JR, Dwyer TM et al. Is obesity a major cause of chronic kidney disease? AdvRen Replace Ther 2004; 11(1):41-54. Doi: https://doi.org/10.1053/j.arrt.2003.10.007

9. Смирнов АВ, Добронравов ВА, Кисина АА и др. Клинические рекомендации по диагностике и лечению диабетической нефропатии. Нефрология 2015;19(1):67-77 [Smirnov AV, Dobronravov VA, Kisina AA et al. Clinical practice guideline for diagnostics and treatment of diabetic nephropathy. Nephrology (Saint-Petersburg). 2015;19(1):67-77 (In Russ.)]

10. Rask-Madsen C, King GL. Kidney complications: factors that protect the diabetic vasculature. NatMed 2010;16(1):40-41 [doi: 10.1038/nm0110-40]

11. Meeta Sharma, The RENAAL Study Investigation Clinical Diabetes 2002;20(1):19-20. Doi.org/10.2337/diaclin.20.1.19

12. Van Buren PN, Toto R. Hypertension in Diabetic Nephropathy: Epidemiology, Mechanisms, and Management. Advances in chronic kidney disease 2011;18(1):28-41. Doi:10.1053/j.ackd.2010.10.003.

13. Haller C. Hypoalbuminemia in Renal Failure. Pathogenesis and Therapeutic Considerations. Kidney Blood Press Res 2005; (28):307–310. Doi: 10.1159/000090185

14. McClellan W, Aronoff SL, Bolton WK, et al, The prevalence of anemia in patients with chronic kidney disease. Current Medical Research and Opinion 2004; 20(9): P.1501-1510. Doi: 10.1185/030079904X2763

15. Trimarchi H. Podocyturia: Potential applications and current limitations. World J Nephrol 2017;6(5): 221–228. Doi: 10.5527/wjn.v6.i5.221

16. Смирнов АВ, Добронравов ВА, Кисина АА и др. Диабетическая нефропатия. В: Шилов ЕМ, Смирнов АВ, Козловская НЛ, ред. Нефрология. Клинические рекомендации. ГЭОТАР-Медиа, М., 2016: 460-477 [Smirnov AV, Dobronravov VA, Kisina A.A. et al. Diabetic nephropathy In: Shilov EM, Smirnov A.V., Kozlovskaya NL, ed. Nephrology. Clinical recommendations. GEOTAR-Media, Moscow, 2016: 460-477]

17. American Diabetes Association. Standards of medical care in diabetes. Diabetes Care 2017; 40 (1):S1- S135 [Doi. org/10.2337/dc17-in01]

18. Levey AS, Stevens LA, Schmid CH et al. A New Equation to Estimate Glomerular Filtration Rate. Ann Intern Med 2009; 150:604-612


Об авторах

В. М. Ибрагимов
Дагестанский государственный медицинский университет
Россия

Кафедра факультетской и госпитальной педиатрии

367015, Россия, Республика Дагестан, г. Махачкала, пр. Ленина, д. 1

Доц. Ибрагимов Вагиф Магомедэминович, канд. мед. наук

Тел.: +7 (928) 941-13-84, 8 (872) 267-07-94



А. М. Алискандиев
Дагестанский государственный медицинский университет
Россия

Кафедра факультетской и госпитальной педиатрии, заведующий кафедрой

367015, Россия, Республика Дагестан, г. Махачкала, пр. Ленина, д. 1

Проф. Алискандиев Алаудин Магомедович, д-р мед. наук

Тел.: +7 (960) 407-35-50



И. В. Сарвилина
Медицинский центр «Новомедицина»
Россия

344002, Россия, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая, д. 74, офис 1030

Сарвилина Ирина Владиславовна, д-р мед. наук

Тел.: 8 (632) 200-30-73, +7 903-436-48-66



Для цитирования:


Ибрагимов В.М., Алискандиев А.М., Сарвилина И.В. О РОЛИ БЕЛКА ПОДОЦИНА ПРИ ДИСФУНКЦИИ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 2-го ТИПА. Нефрология. 2018;22(5):31-38. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-5-31-38

For citation:


Ibragimov V.M., Aliskandiev A.M., Sarvilina I.V. ABOUT THE ROLE OF THE PODOCIN PROTEIN IN DYSFUNCTION OF KIDNEYS IN PATIENTS WITH DIABETES MELLITUS TYPE 2. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(5):31-38. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-5-31-38

Просмотров: 240


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)