Preview

Нефрология

Расширенный поиск

БЕЛОК KLOTHO, ФАКТОР РОСТА ФИБРОБЛАСТОВ 23 И ПОЧЕЧНАЯ ЭКСКРЕЦИЯ КАЛЬЦИЯ НА НАЧАЛЬНЫХ СТАДИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ ПОЧЕК

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-70-76

Полный текст:

Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Фактор роста фибробластов 23 (FGF23) и его ко-рецептор Klotho могут быть связаны с изменениями кальциевого обмена при хронической болезни почек (ХБП) благодаря способности регулировать внутриклеточный транспорт Ca за счет модуляции катионных каналов TRPV5/ TRPV6.

ЦЕЛЬ: установить, связаны ли Klotho и FGF23 с ренальной экскрецией Са на начальных стадиях экспериментальной ХБП.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ. Для моделирования ХБП у крыс линии SHR выполняли резекцию 3/4 или 5/6 почек. Определяли концентрации интактных FGF23 и PTH в сыворотке крови методом ИФА и экспрессию белка Klotho в почке методом ИГХ, а также рассчитывали экскретируемую фракцию (FECa) и абсолютную экскрецию (UCa24) Ca с мочой.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Концентрация креатинина в сыворотке крови, его клиренс и выраженность интерстициального фиброза у экспериментальных моделей соответствовали начальным стадиям хронического повреждения почек. UCa24 и FECa были выше, экспрессия Klotho ниже в группах с более выраженной дисфункцией почек без достоверных различий в уровнях FGF23 и РТН. При множественном регрессионном анализе FECa и UCa24 не были ассоциированы с FGF23, Klotho и РТН.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Ренальная экскреция Са в условиях начальных стадий экспериментальной дисфункции почек не зависит от Klotho и FGF23.

Для цитирования:


Богданова E.О., Галкина О.В., Зубина И.М., Береснева О.H., Иванова Г.Т., Парастаева М.М., Каюков И.Г., Добронравов В.А. БЕЛОК KLOTHO, ФАКТОР РОСТА ФИБРОБЛАСТОВ 23 И ПОЧЕЧНАЯ ЭКСКРЕЦИЯ КАЛЬЦИЯ НА НАЧАЛЬНЫХ СТАДИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ ПОЧЕК. Нефрология. 2018;22(6):70-76. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-70-76

For citation:


Bogdanova E., Galkina O.V., Zubina I.M., Beresneva O.N., Ivanova G.T., Parastaeva M.M., Kayukov I.G., Dobronravov V.A. KLOTHO PROTEIN, FIBROBLAST GROWTH FACTOR 23 AND RENAL CALCIUM EXCRETION IN INITIAL STAGES OF EXPERIMENTAL CHRONIC KIDNEY DISEASE. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(6):70-76. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-70-76

ВВЕДЕНИЕ

α-Klotho (Klotho) - трансмембранный белок типа 1 с молекулярной массой (м.м.) 130 кДа, со­держит крупный внеклеточный домен, состоящий из двух внутренних повторов (KL1 и KL2), имею­щих гомологию с β-глюкозидазой [1]. Внеклеточ­ный домен может подвергаться протеолитическому процессингу металлопротеазами ADAM10/17 (A Disintegrin And Metalloproteinase domain 10/17), попадать в циркуляцию и представляет собой вто­рую изоформу белка Klotho (116 кДа) [2]. Помимо этого, в результате альтернативного сплайсинга образуется третья секретируемая изоформа Klotho с м.м. 68 кДа, которая содержит только субъеди­ницу KL1 и не может быть заякорена на плазма­тической мембране [3]. Klotho экспрессирует­ся различными тканями и органами [1]. Однако считается, что почка является основным местом синтеза Klotho и источником его циркулирующих изоформ [4]. Функциональная роль различных изоформ Klotho все еще является предметом спо­ров. Циркулирующий Klotho предположительно обладает FGF23-независимыми гормональны­ми или ферментативными функциями, тогда как трансмембранная изоформа Klotho является корецептором гормона костного происхождения - фактора роста фибробластов 23 (FGF23). Предпо­лагают, что благодаря глюкозидазной активности циркулирующий Klotho способен модифициро­вать углеводный компонент катионных каналов TRPV5/ TRPV6, что приводит к их накоплению на плазматической мембране эпителиоцитов [5]. FGF23 действует на дистальные канальцы нефрона, где на базолатеральной мембране эпителиоцитов экспрессируются его канонический рецептор FGFR1c и ко-рецептор Klotho. Взаимодействие FGF23 с рецепторным комплексом приводит к запуску внутриклеточного сигнального каскада с участием ERK1/2, SGK1, WNK4 и увеличению количества TRPV5 на апикальной мембране [6]. По некоторым данным, при высокой концентра­ции FGF23 способен осуществлять свои биоло­гические функции через связывание с FGFR3 и FGFR4 даже в условиях дефицита белка Klotho [7]. С целью определения роли FGF23 и Klotho в регуляции канальцевой реабсорбции Са при ХБП была изучена взаимосвязь между уровнем ренальной экспрессии белка Klotho, сывороточной концентрацией FGF23 и экскрецией Са при экспери­ментальной дисфункции почек.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Экспериментальное моделирование. Исследо­вание выполнено на взрослых самцах крыс SHR массой тела 190-230 г (биоколлекция Института физиологии им. И.П. Павлова РАН). Общее коли­чество экспериментальных животных составило 54. Эксперимент проводили в соответствии с тре­бованиями по работе с лабораторными животны­ми, после согласования с комиссией по контролю содержания и использования лабораторных жи­вотных ПСПбГМУ им. И.П. Павлова. Животных содержали в стандартных условиях вивария, в клетках площадью 0,2 м2 по пять крыс в каждой со свободным доступом к воде. Световой режим контролировался автоматически: 12 ч свет/12 ч темнота; температура в помещении составляла 20-22 oC. Животные получали стандартный ла­бораторный корм, содержащий 0,8 % Pi. Кормле­ние осуществляли ежедневно по 25-30 г корма на крысу. Для создания экспериментальной ренальной дисфункции применяли хирургические моде­ли резекции 3/4 или 5/6 почек [8, 9], контролем служили ложнооперированные животные с соот­ветствующим сроком эксперимента (табл. 1).

За сутки до выведения из эксперимента у жи­вотных измеряли артериальное давление (АД) и частоту сердечных сокращений (ЧСС) манжеточным методом, затем помещали в метаболические камеры и фиксировали для сбора мочи на 24 ч в условиях водной депривации. Взятие образцов крови и почечной ткани проводили при выведе­нии животных из эксперимента.

Биохимическое исследование Кровь и мочу центрифугировали при 1500 g в течение 10 мин, после чего проводили исследования. Часть био­материала хранили при температуре -80 оС. Срок хранения составил не более 6 мес при постоян­ном контроле температурного режима. Концен­трацию Ca, креатинина (Cr) определяли на авто­матическом анализаторе SYNCHRON CX DELTA (Beckman Сoulter, США).

 

Таблица 1 / Table 1

Модели хронической болезни почек

Chronic kidney disease models

1

2

3

4

5

6

Модель

SHR1

SHR2

SHR1(3/4)

SHR2(3/4)

SHR1(5/6)

SHR2(5/6)

Условия эксперимента

Ложная опера­ция, 1 мес

Ложная операция, 2 мес

Резекция 3/4 почки, 1 мес

Резекция 3/4 почки, 2 мес

Резекция 5/6 почки, 1 мес

Резекция 5/6 почки, 2 мес

n

9

9

9

10

9

8

Абсолютную экскрецию Ca (UCa24) рассчиты­вали по формуле:

UCa24 (ммоль) = uCa х D, где uCa - концентрация Ca в моче (ммоль/л), D - диурез за 24 ч (л).

Фракционную экскрецию Ca (FECa) рассчиты­вали по формуле:

FECa (%) = (uCa х sCr)/(sCa х uCr) х 100, где uCa - концентрация Ca в моче (ммоль/л), sCa - концентрация Ca в сыворотке (ммоль/л), uCr - концентрация креатинина в моче (ммоль/л), sCr - концентрация креатинина в сыворотке (ммоль/л).

Скорость клубочковой фильтрации у крыс оце­нивали по клиренсу креатинина, рассчитанному по формуле:

CCr (мл/мин) = (uCr х D)/(sCr х 1440), где uCr - концентрация креатинина в моче (ммоль/л), sCr - концентрация креатинина в сыво­ротке (ммоль/л), D - диурез (мл), 1440 - количе­ство минут в сутках.

Концентрации интактных PTH и FGF23 в сы­воротке крови крыс определяли иммуноферментным методом с использованием тест-систем «Rat Intact PTH ELISA Kit» (Immutopics, Inc., США) и «FGF23 ELISA Kit» (Kainos Laboratories, Inc., Япония).

 

Рис. 1. Концентрация креатинина в крови и ренальный фи­броз в экспериментальных моделях.

Figure 1. The levels of serum creatinine and renal fibrosis in experimental models.

 

Гистологическое исследование. Почку фикси­ровали в 5 % нейтральном формалине (рН 7,2) при комнатной температуре (22 °С) в течение 16 ч, готовили срезы толщиной не более 4 мкм. Пло­щадь коллагенового фиброза измеряли в 10 по­лях зрения для каждого микропрепарата почки, окрашенного по методике трихром по Массону.

 

Таблица 2 / Table 2

Корреляционный анализ

Correlation analysis

 

FGF23

PTH

Klotho

sCr

FECa

0,35

0,43

-0,43

0,72

(0,01)

(0,002)

(0,002)

(<0,001)

UCa24

0,40

0,36

-0,41

0,56

(0,001)

(0,01)

(0,001)

(<0,001)

Примечание. Указаны значения коэффициента корреляции Спирмена и p (в скобках); FGF23 - фактор роста фибробла­стов 23, PTH - паратиреоидный гормон, sCr - концентрация креатинина сыворотки, FECa - фракционная экскреция Ca, UCa24 - абсолютная экскреция Ca.

The values of Spearman’s correlation coefficient and p (in brack­ets) are represented; FGF23 - serum fibroblast growth factor 23, PTH - serum intact parathyroid hormone, sCr - serum creatinine; sCa - serum calcium, FECa - fractional excretion of Ca, UCa24 - daily Ca excretion.

 

Для детекции Klotho в паренхиме почки исполь­зовали первичные поликлональные антитела кро­лика ab69208 (Abcam, Великобритания), систему Dako EnVision (Dako, США) и подкрашивали ге­матоксилином. Содержание Klotho исследовали в корковом веществе почки на участках тубулоин- терстиция без существенных фибропластических изменений в 10 полях зрения для каждого гисто­логического препарата при помощи программы «Видео ТесТ-Морфология 5.2» (ООО «Видео­тест», Россия).

Доля S2 продукта (%) = [(Σ10 А/Б)/10] х100,

где А - площадь масок со специфическим про­дуктом реакции; Б - площадь поля зрения.

Статистический анализ проводили при помо­щи пакета SAS/STAT 6.1. Данные представлены как среднее и стандартное отклонение (M±SD) или медиана с интерквартильным размахом (m [25 %-75 %)]. Для сравнения групп в зависимости от типа переменной и характера распределения применяли следующие тесты: F-критерий Фише­ра, критерий Краскелла-Уоллиса. Для исследова­ния связей между переменными применяли кор­реляционный анализ Спирмена и множественный регрессионный анализ. Межгрупповые различия и регрессионные коэффициенты считали стати­стически значимыми при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Соответствие моделей начальным стадиям хро­нической болезни почек (ХБП) подтверждалось за­кономерными изменениями показателей функции почек и выраженностью ренального фиброза у экс­периментальных животных (рис. 1).

 

Рис. 2. Показатели обмена кальция при моделировании ХБП. А - концентрация кальция в крови (ммоль/л), Б - относи­тельная и абсолютная экскреция кальция, В - концентрация FGF23 в сыворотке крови (пг/мл), Г - экспрессия белка Klotho в почке (доля площади поля зрения), Д - концентрация PTH в сыворотке крови (пг/мл).

Figure 2. Indices of calcium exchange in CKD models: А - the levels of serum calcium (mmol/L), B - daily and fractional Ca excretion, C - the levels of serum FGF23 (pg/ml), D - renal Klotho protein expression (part of FOV), E - the levels of serum PTH (pg/ml).

 

При снижении функции почек у спонтанно гипертензивных крыс наблюдали рост экскретируемой фракции и абсолютной экскреции Ca (рис. 2, Б), сопровождающийся снижением ренальной экспрессии белка Klotho (см. рис. 2, Г) при от­сутствии достоверных изменений концентраций PTH и FGF23 (см. рис. 2, В, Д). Концентрация Ca в сыворотке крови значимо не изменялась (см. рис. 2, А).

Ренальная экскреция кальция имела досто­верные корреляционные связи с концентрациями PTH, FGF23, экспрессией Klotho в почке и в сыво­ротке крови (табл. 2).

При регрессионном моделировании FECa и UCa24 были независимо связаны с sCr, но не с экс­прессией белка Klotho в почке, концентрациями FGF23 и PTH. Ассоциаций sCa с исследуемыми показателями выявлено не было (табл. 3).

 

Таблица 3 / Table 3

Множественный регрессионный анализ

Multiple regression analysis

Модели (зависимая переменная) Models (dependent variable)

Независимые переменные Independent variables

Beta

SE(Beta)

Значение p p-value

Модель 1

(sCa)

Adjusted R2=0,05; р=0,65

FGF23

0,168

0,147

0,257

PTH

-0,107

0,142

0,456

Klotho

0,064

0,162

0,692

sCr

-0,069

0,164

0,678

Модель 2

(FECa)

Adjusted R2=0,45; р<0,001

FGF23

0,053

0,114

0,647

PTH

0,076

0,110

0,496

Klotho

0,121

0,138

0,388

sCr

0,746

0,136

<0,001

Модель 3

(UCa24)

Adjusted R2=0,21; р=0,006

FGF23

0,190

0,137

0,171

PTH

0,067

0,132

0,614

Klotho

0,062

0,166

0,713

sCr

0,478

0,163

0,005

Примечание. Указаны скорректированные коэффициенты детерминации R2, значения р для моделей, стандартизованные коэффициенты регрессии Beta, стандартная ошибка среднего SE(Beta) и значения р для коэффициента Beta. FGF23 - фактор роста фибробластов 23, PTH - паратиреоидный гормон, sCr - концентрация креатинина в сыворотке, sCa - кальций в сыво­ротке, FECa - фракционная экскреция Ca, UCa24 - абсолютная экскреция Ca.

Adjusted determination coefficients R2 and their p values, standardized regression coefficients Beta, their standard errors SE(Beta) and p values for the Beta coefficient are represented. FGF23 - serum fibroblast growth factor 23, PTH - serum intact parathyroid hormone, sCr - serum creatinine; sCa - serum calcium, FECa - fractional excretion of Ca, UCa24 - daily Ca excretion.

 

ОБСУЖДЕНИЕ

До недавнего времени PTH считался главным гормоном, противодействующим гипокальциемии, закономерно развивающейся при ХБП. В экспериментальных исследованиях последних лет было показано, что FGF23 и его ко-рецептор Klotho также способны регулировать реабсорб­цию Ca в тубулярном эпителии [5, 10]. При этом активация регуляторной системы FGF23/Klotho/ FGFRs предположительно происходит несколько раньше реакции паращитовидных желез и роста концентрации PTH [11].

В настоящем исследовании при снижении функции почек у спонтанно гипертензивных крыс наблюдали рост относительной и абсолют­ной экскреции кальция при тенденции к увеличе­нию концентраций PTH и FGF23 в крови, а также закономерном снижении ренальной экспрессии белка Klotho. Однако выявленные корреляцион­ные зависимости противоречат предполагаемым молекулярным механизмам действия исследуе­мых гормонов [5, 6, 10]. Уровень FGF23 прямо коррелировал с FECa. Эффекты FGF23, напро­тив, способствуют увеличению реабсорбции Ca, а рост его концентрации должен был бы приво­дить к снижению экскреции Са почками. Наблю­даемая корреляционная зависимость может быть связана с FGF23-опосредованным нарушением образования кальцитриола [12, 13]. Известно, что действие FGF23 связано с угнетением синтеза активной формы D-гормона [12]. В свою очередь кальцитриол участвует в регуляции реабсорб­ции Са не только через действие на экспрессию и секрецию PTH, но также стимулирует внутри­клеточный транспорт через цитоплазматиче­ский D-зависимый кальций-связывающий белок (кальбиндин-D) и АТФ-зависимую Са-помпу на базолатеральной мембране [13].

Физиологически обоснованной могла бы яв­ляться обратная корреляционная зависимость меж­ду мочевой экскрецией кальция и Klotho. Как пред­полагают, последний может обладать разнообраз­ными FGF23-независимыми свойствами, включая регуляцию Са-каналов (TRPC5/TRPC6) [14-20].

Полученные нами данные регрессионного мо­делирования не подтверждают предположений о том, что Klotho и FGF23 независимо связаны с регуляцией почечной экскреции Са, как и данные других исследований [21]. Существенно более высокие показатели UCa24 и FECa при увеличении степени выраженности экспериментальной дис­функции почек, очевидно, обусловлены действи­ем иных Са-регулирующих механизмов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Экскреция Са почками в условиях ранних ста­дий экспериментальной ХБП, по-видимому, не за­висит от эффектов Klotho и FGF23.

Работа выполнена при поддержке Российского Фонда фундаментальных исследований (гранты №13­04-01886, №18-015-00425, №18-315-00342).

Список литературы

1. Kuro-o M, Matsumura Y, Aizawa H et al. Mutation of the mouse klotho gene leads to a syndrome resembling ageing. Nature 1997;390:45–51. Doi: 10.1038/36285

2. Imura A, Iwano A, Tohyama O et al. Secreted Klotho protein in sera and CSF: implication for post-translational cleavage in release of Klotho protein from cell membrane. FEBS Lett 2004;565:143–147. Doi: 10.1016/j.febslet.2004.03.090

3. Matsumura Y, Aizawa H, Shiraki-Iida T et al. Identification of the human klotho gene and its two transcripts encoding membrane and secreted klotho protein. Biochem Biophys Res Commun 1998;242:626–630. Doi: 10.1006/bbrc.1997.8019

4. Lindberg K, Amin R, Moe OW et al. The kidney is the principal organ mediating klotho effects. J Am Soc Nephrol 2014;25:2169–2175. Doi: 10.1681/ASN.2013111209

5. Van Husen M, Fischer AK, Lehnhardt A et al. Fibroblast growth factor 23 and bone metabolism in children with chronic kidney disease. Kidney Int 2010;78:200–206. Doi: 10.1038/ki.2010.107

6. Andrukhova O, Smorodchenko A, Egerbacher M et al. FGF23 promotes renal calcium reabsorption through the TRPV5 channel. EMBO J 2014;33:229–246. Doi: 10.1002/embj.201284188

7. Alexander Grabner, Karla Schramm, Neerupma Silswal et al. FGF23/FGFR4-mediated left ventricular hypertrophy is reversible. Sci Rep 2017; 7: 1993. Doi: 10.1038/s41598-017-02068-6

8. Takahashi S, Okada K, Nagura Y et al. Three-quarters nephrectomy in rats as a model of early renal failure. Jpn J Nephrol 1991;33(1):27–31. Doi: 10.14842/jpnjnephrol1959.33.27

9. Береснева ОН, Парастаева ММ, Иванова ГТ и др. Оценка кардиопротективного действия малобелковой соевой диеты и уровень неорганических анионов сыворотки крови у спонтанно-гипертензивных крыс с нефрэктомией. Нефрология 2007; 11(3): 70–76. Doi: 10.24884/1561-6274-2007-11-3-70-76

10. Huang CL. Regulation of ion channels by secreted Klotho. Adv Exp Med Biol 2012;728:100–106. Doi: 10.1007/978-1-4614-0887-1_7

11. Isakova T, Wahl P, Vargas GS et al. Fibroblast growth factor 23 is elevated before parathyroid hormone and phosphate in chronic kidney disease. Kidney Int 2011;79(12):1370–1378. Doi: 10.1038/ki.2011.47

12. Armbrecht HJ, Wongsurawat N, Zenser TV, Davis BB. Effect of PTH and 1,25(OH)2D3 on renal 25(OH)D3 metabolism, adenylate cyclase, and protein kinase. Am J Physiol 1984;246(1 Pt 1):102–107. Doi: 10.1152/ajpendo.1984.246.1.E102

13. Johnson JA, Kumar R. Vitamin D and renal calcium transport. Current Opinion in Nephrology and Hypertension 1994;3(4):424–429

14. Kurosu H, Yamamoto M, Clark JD et al. Suppression of aging in mice by the hormone Klotho. Science 2005; 309:1829–1833. Doi: 10.1126/science.1112766

15. Xu Y, Sun Z. Molecular basis of Klotho: from gene to function in aging. Endocr Rev 2015; 36:174–193. Doi: 10.1210/er.2013-1079

16. Cha SK, Ortega B, Kurosu H, et al. Removal of sialic acid involving Klotho causes cell-surface retention of TRPV5 channel via binding to galectin1. Proc Natl Acad Sci USA 2008; 105:9805–9810. Doi: 10.1073/pnas.0803223105

17. Tohyama O, Imura A, Iwano A, et al. Klotho is a novel betaglucuronidase capable of hydrolyzing steroid beta-glucuronides. J Biol Chem 2004;279:9777–9784. Doi: 10.1074/jbc.M312392200

18. Hu MC, Shi M, Zhang J, et al. Klotho: a novel phosphaturic substance acting as an autocrine enzyme in the renal proximal tubule. FASEB J 2010;24:3438–3450. Doi: 10.1096/fj.10-154765

19. Chang Q, Hoefs S, Van Der Kemp AW, et al. The betaglucuronidase Klotho hydrolyzes and activates the TRPV5 channel. Science 2005;310:490–493. Doi: 10.1126/science.1114245

20. Huang CL. Regulation of ion channels by secreted Klotho. Adv Exp Med Biol. 2012; 728:100–106. Doi:10.1007/978-1-4614-0887-1_7

21. Andrukhova O, Bayer J, Schüler C et al. Klotho Lacks an FGF23-Independent Role in Mineral Homeostasis. JBMR 2017;32(10):2049–2061. Doi: 10.1002/jbmr.3195


Об авторах

E. О. Богданова
Научно-исследовательский институт нефрологии Научно-клинического исследовательского центра Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.
Россия

197022, Россия, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 17, корп. 54.

Богданова Евдокия Олеговна, лаборатория биохимического гомеостаза.

Тел.: (812) 338-69-31.



О. В. Галкина
Научно-исследовательский институт нефрологии Научно-клинического исследовательского центра Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.
Россия

197022, Россия, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 17, корп. 54.

Галкина Ольга Владимировна, канд. биол. наук, лаборатория биохимического гомеостаза.

Тел.: (812) 338-69-31.



И. М. Зубина
Научно-исследовательский институт нефрологии Научно-клинического исследовательского центра Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.
Россия

197022, Россия, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 17, корп. 54.

Зубина Ирина Михайловна, канд. биол. наук, лаборатория биохимического гомеостаза.

Тел.: (812) 338-69-31.



О. H. Береснева
Научно-исследовательский институт нефрологии Научно-клинического исследовательского центра Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.
Россия

197022, Россия, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 17, корп. 54.

Береснева Ольга Николаевна, канд. биол. наук, лаборатория клинической физиологии почки.

Тел.: (812) 338-69-31.

 



Г. Т. Иванова
Лаборатория физиологии сердечно-сосудистой и лимфатической системы Института физиологии им. И.П. Павлова РАН.
Россия

199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, д. 6.

Иванова Галина Тажимовна, канд. биол. наук.

Тел.: (812) 328-11-01.



М. М. Парастаева
Научно-исследовательский институт нефрологии Научно-клинического исследовательского центра Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.
Россия

197022, Россия, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 17, корп. 54.

Парастаева Марина Магрезовна, канд. биол. наук, лаборатория клинической физиологии почки.

Тел.: (812) 338-69-01.



И. Г. Каюков
Научно-исследовательский институт нефрологии Научно-клинического исследовательского центра Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.
Россия

197022, Россия, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 17, корп. 54.

Проф. Каюков Иван Глебович, д-р мед. наук, лаборатория клинической физиологии почки.

Тел.: (812) 338-69-01.



В. А. Добронравов
Научно-исследовательский институт нефрологии Научно-клинического исследовательского центра Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.
Россия

197022, Россия, Санкт-Петербург, ул. Л. Толстого, д. 17, корп. 54.

Проф. Добронравов Владимир Александрович, д-р мед. наук, заместитель директора.

Тел.: (812) 338-69-01.



Для цитирования:


Богданова E.О., Галкина О.В., Зубина И.М., Береснева О.H., Иванова Г.Т., Парастаева М.М., Каюков И.Г., Добронравов В.А. БЕЛОК KLOTHO, ФАКТОР РОСТА ФИБРОБЛАСТОВ 23 И ПОЧЕЧНАЯ ЭКСКРЕЦИЯ КАЛЬЦИЯ НА НАЧАЛЬНЫХ СТАДИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ ПОЧЕК. Нефрология. 2018;22(6):70-76. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-70-76

For citation:


Bogdanova E., Galkina O.V., Zubina I.M., Beresneva O.N., Ivanova G.T., Parastaeva M.M., Kayukov I.G., Dobronravov V.A. KLOTHO PROTEIN, FIBROBLAST GROWTH FACTOR 23 AND RENAL CALCIUM EXCRETION IN INITIAL STAGES OF EXPERIMENTAL CHRONIC KIDNEY DISEASE. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(6):70-76. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-6-70-76

Просмотров: 331


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)