Preview

Нефрология

Расширенный поиск

CAKUT – СИНДРОМ У ДЕТЕЙ

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-18-24

Полный текст:

Аннотация

В обзоре литературы представлены данные отечественных и зарубежных авторов о терминологии, частоте, структуре, особенностях течения и исхода CAKUT – синдрома у детей и подростков.

Ключевые слова


Для цитирования:


Кутырло И.Э., Савенкова Н.Д. CAKUT – СИНДРОМ У ДЕТЕЙ. Нефрология. 2017;21(3):18-24. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-18-24

For citation:


Kutyrlo I.E., Savenkova N.D. CAKUT – SYNDROME IN CHILDREN. Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(3):18-24. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-18-24

CAKUT - синдром - это общая проблема уроло­гов, нефрологов, генетиков во всем мире. Ее акту­альность обусловлена высокой частотой развития сочетанной аномалии почек и мочевых путей. В 2016 году «Всемирный день почки»был посвящён глобальной проблеме нефрологии, а именно забо­леваниям почек детского возраста и болезням по­чек у взрослых, начинающимся в раннем детстве. J.R. Ingelfinger et al. (2016) указывает, что в этиоло­гии ХБП у детей CAKUT-синдром составляет 48­59% случаев, а у пациентов с терминальной ста­дией почечной недостаточности (тПН) - 34-43% случаев[1]. По нашим данным CAKUT-синдром является одной из наиболее частых причин разви­тия ХБП у детей (у 42,5% пациентов) [2].

Термин CAKUT-синдром (congenital anomalies of the kidney and urinary tract), предложенный в 1998 году E. Yerkes и H. Nishimura, включает со­четанную врожденную аномалию почки и моче­вых путей [3]. В исследовании авторы описали влияние ангиотензина в формировании врожден­ных аномалий почек и мочевого тракта у мышей и у человека [3, 4].О сочетанном развитии врож­денной аномалии почек и нижних мочевых путей указано А.Я. Пытелем и С.Д. Голигорским в 1965 году [5].

CAKUT - синдром включает сочетанные врож­денные аномалии почек и мочевых путей [6-8]. По данным K.J. Renkema et al. (2012) составлена таблица, включающая все аномалии почек и орга­нов мочевой системы, которые входят в структуру CAKUT-синдрома [8] (табл. 1):

Односторонняя агенезия почки - единствен­ная почка с полным отсутствием органа с другой стороны. Данный порок может характеризоваться отсутствием половины мочепузырного треуголь­ника или одного из мочеточниковых устьев, либо слепо заканчивающимся мочеточником при нор­мальной локализации его устья в мочевом пузы­ре. Агенезия почки часто ассоциируется с атрезией пищевода, пороками сердца. Двустороння агенезия почек - порок развития, не совместимый с жизнью [9, 10].

 

Таблица 1

Структура CAKUT-синдрома [6-8]

Почка

Мочевые пути

агенезия почки

гипоплазия почечной ткани

аплазия почечной ткани

дисплазия почечной ткани

кистозная почка

аномалии взаиморасположения почек (подковообразная, галетообразная, S- и L-образная почка)

дистопия почки

экстрофия мочевого пузыря

эктопия устья мочеточника

уретероцеле

удвоение мочеточников

мегауретер

стеноз прилоханочного отдела

мочеточника

стеноз лоханочно-мочеточникового сегмента

удвоение собирательной системы

клапаны задней уретры

пузырно-мочеточниковый

рефлюкс

Гипоплазия почки относится к врожденным аномалиям величины 9 односторонняя, двусто­ронняя) и характеризуется уменьшением разме­ров и массы органа при сохранении нормально­го гистологического строения. Гипоплазия почек приводит к развитию ренальной паренхиматозной артериальной гипертензии, тПН [10, 11].

Аплазия почек бывает односторонней и дву­сторонней. Односторонняя аплазия не влияет на продолжительность жизни в отличие от двусто­ронней. В отличие от гипоплазии при аплазии почки имеется рудиментарный зачаток органа без лоханки и сосудистой ножки [10, 11].

Дисплазия почки заключается в уменьшении почки в размерах с порочным развитием ее па­ренхимы и снижением функции. Существуют две формы врожденной дисплазии почки — рудимен­тарная и карликовая почка. Рудиментарная поч­ка представляет собой орган, развитие которого остановилось на раннем этапе эмбрионального периода. Карликовая почка не только значительно уменьшена в размере (до 2-5 см), но в ее парен­химе количество клубочков резко уменьшено, а интерстициальная фиброзная ткань развита из­быточно. Количество почечных сосудов и их ка­либр также значительно уменьшены, мочеточник иногда облитерирован. Такая форма аномалии нередко осложняется нефрогенной артериальной гипертензией [9-11].

Кистозной почкой называют почку, содержа­щую 3 и более почечных кисты. Почечная киста - это закрытая полость или сегмент нефрона, уве­личенная до диаметра 200 мкм и более [11, 12].

К аномалиям взаиморасположения почек отно­сят сращения почек, которые составляют 15-20% всех почечных аномалий. Различают симметрич­ные (подковообразная, галетообразная) и ассиме- тричные сращения (S- и L-образная почка) [9-11]. Подковообразная почка развивается при сраще­нии двух нефрогенных бластем по средней линии, чаще всего нижними полюсами (90%) и крайне редко верхними полюсами. Обычно между полю­сами образуется перешеек из плотной фиброзной ткани. С расположением впереди аорты, нижней полой вены, которые прижимаются к позвоноч­нику, реже с ретроаортальным расположением перешейка. Подковообразная почка является причиной нефрогенной артериальной гипертен­зии, гидронефроза, либо венозной гипертензии нижней половины тела вследствие сдавления перешейком нижней полой вены. Составляет 90% всех аномалии взаиморасположения почек. Часто­та встречаемости 1:400 новорожденных, чаще у мальчиков [7, 10, 11]. Галетообразная почка пред­ставляет собой симметричное сращение почек по их медиальной поверхности в эмбриональном пе­риоде, еще до завершения ротации с нарушением последующего продвижения вверх и образования атипичного ложа [10, 11]. S-образная почка ха­рактеризуется сращением верхнего полюса одной почки с нижним полюсом другой, при L-образной почке длинные оси почек перпендикулярны друг к другу на уровне позвоночника или крестца, по­лостная система атипична, не имеет определен­ной характерной формы. Частота встречаемости S-образной и L-образной почки составляет 1:4000 новорожденных [7, 9-11].

Дистопия почки относится к группе аномалий расположения почек и заключается в неправиль­ное расположение почки. По месту расположения дистопия подразделяется на грудную (торакаль­ную), поясничную, подвздошную, тазовую, пере­крестную. Поясничная и подвздошная дистопия у детей проявляется болевым синдромом, наруше­нием уродинамики [10, 11].

Экстрофию мочевого пузыря считают одним из тяжелых врожденных пороков, характеризую­щимся отсутствием передней стенки мочевого пу­зыря и предлежащего отдела передней брюшной стенки. Лоно отсутствует, мочевой пузырь вы­вернут задней стенкой наружу. Сочетается с рас­щеплением уретры и наружных половых органов. Встречается у одного на 40 000 новорожденных, в три раза чаще у мальчиков [9, 10].

Эктопия устья мочеточника характеризуется аномальным расположением устья мочеточни­ка в задней части мочеиспускательного канала, своде влагалища, вульве, редко в прямой кишке. Основным клиническим проявлением является недержание мочи. Почка и мочеточник с эктопи­рованным устьем подвергаются частому инфици­рованию [10, 11].

Уретероцеле развивается при внутрипузырном грыжеподобном выпячивание всех слоев интрамурального отдела мочеточника. Различа­ют эктопическое (всегда сопровождает удвоение почки и поражает ее добавочный сегмент) и ортотопическое (редко достигает больших размеров и почти не встречается) уретероцеле [10, 11].

Удвоение мочеточника протекает с развитием пузырно-мочеточникового рефлюкса или рециди­вирующей инфекцией мочевых путей. Выделяют полное и неполное удвоение мочеточника. При полном удвоении оба мочеточника идут отдельно до мочевого пузыря. При неполном удвоении, мо­четочники сливаются между собой, не доходя до мочевого пузыря на различном уровне. Полное и неполное удвоение мочеточника чаще бывает од­носторонним, сочетается с удвоением почки, при этом каждый мочеточник исходит из собственной лоханки. Реже удвоение мочеточника встречается в чистом виде [7, 9, 10].

Мегауретер (нейромышечная дисплазия мо­четочника, уретерогидронефроз) является соби­рательным понятием, включающим в себя раз­личные виды расширения мочеточника. Одной из наиболее частой патологии в педиатрической нефро-урологической практике является ги­дронефроз, характеризующийся расширением чашечно-лоханочной системы, прогрессирующей гипо- и атрофией почки, нарушением гомеоста­тических функций. Гидронефроз с расширением мочеточника - это уретерогидронефроз. По клас­сификации выделяют четыре стадии патологиче­ского процесса: I - прегидронефроз, пиелоэктазия или интермитирующий гидронефроз. II и III - ги­дронефроз с большим или меньшим расширением полостей почки, IV -гидронефроз с резким истон­чением ткани паренхимы [9, 11].

Клапаны задней уретры. Клапаны состоят из гиперплазированных складок слизистой оболоч­ки, расположенных в задней уретре на уровне, над или под семенным бугорком, приводят к инфравезикулярной обструкции у мальчиков. Задний кла­пан уретры рассматривается как одна из причин развития вторичного несахарного диабета у детей [9, 10].

Пузырно-мочеточниковый рефлюкс (ПМР), определяют как пассивный или активный ретро­градный заброс мочи из мочевого пузыря в верх­ние мочевые пути, приводящий к повреждению тканей почки и мочеточника, постоянно рециди­вирующему инфицированию мочевыделитель­ной системы, развитию рефлюкс-нефропатии, нефрогенной артериальной гипертензии, ХБП. По классификации Heikel-Parkkulainen (1959) выделяют 5 степеней ПМР: I степень - рентгенконтрастное вещество попадает только в мочеточник; II степень - заброс в мочеточник и чашечно­лоханочную систему (ЧЛС) почки, без их значи­тельной дилатации; III степень - заброс до уровня ЧЛС, со средней или выраженной дилатацией ло­ханочного аппарата, без сглаженности форниксов. IV степень - рефлюкс в мочеточник и ЧЛС ; зна­чительное расширение почечной лоханки и чашечек; полная облитерация острого угла форниксов, с сохранением папиллярного строения большин­ства чашечек. V степень - рефлюкс в мочеточник и ЧЛС, с явлениями мегауретера, резким расши­рением лоханки и чашечек, отсутствием папил­лярного строения чашечек [10, 11, 13, 14].

Стеноз прилоханочного отдела мочеточника заключается в сужении мочеточника на его гра­нице с почечной лоханкой, которое препятствует оттоку мочи из лоханки, различают функциональ­ные и органические стенозы прилоханочного от­дела мочеточника. Нарушение уродинамики при обструкции, присутствующее длительно и нару­шающее отток мочи из почечной лоханки, при­водит к поражению почечной паренхимы и раз­витию обструктивной нефропатии. Основными клиническими проявлениями обструтивной не­фропатии являются инфекции мочевого тракта и тубуло-интерстициальный нефрит [9, 10, 11, 13].

Стеноз лоханочно-мочеточникового сегмен­та. Наиболее распространенным проявлением обструкции лоханочно-мочеточникового сегмен­та является пренатальный гидронефроз, обнару­живаемый при УЗИ во время беременности. При­близительно в 60% случаев обструкция локали­зуется слева. У мальчиков она встречается вдвое чаще, чем у девочек. В 10% случаев обструкция двусторонняя. Вследствие высокого внутрипочеч- ного давления она приводит к атрофии коркового слоя и значительному ухудшению функции почки [7, 9, 10, 11].

Удвоение собирательной системы почки. Со­бирательная система почки начинается от дис­тальной части канальца нефрона, которая пере­ходит в собирательную почечную трубочку. Со­бирательные канальцы проходят в пирамидах, за­канчиваясь сосочковыми протоками на верхушке пирамиды (почечном сосочке). Вершины пирамид обращены в полость малых чашечек, являющих­ся продолжением собирательной системы почки. Две или три малых чашечки образуют большие чашечки, которые открываются в основную часть собирательной системы - лоханку почки [7, 10].

Диагностика CAKUT-синдрома включает про­ведение УЗИ почек и мочевого пузыря с допле­рографией сосудов почек, экскреторную урографию, микционную цистографию, статическую реносцинтиграфию, магнитно-резонансную то­мографию для получения трехмерного изображе­ния органа и компьютерную томографию [7, 9, 10, 11, 12, 13, 14].

Одной из важных проблем педиатрической не­фрологии является ранняя диагностика наслед­ственных нефропатий и структурного дизэмбриогенеза почек [9, 13, 15]. Считают, что данная про­блема актуальна для любого возрастного периода, так как первым проявлением своевременно не вы­явленных в детском возрасте врожденных анома­лий органов мочевой системы у взрослых нередко может быть снижение почечных функций [16]. Кроме этого, врожденные аномалии почек и моче­выводящих путей (CAKUT-синдром) относятся к спектру структурных почечных пороков развития и являются ведущей причиной терминальной ста­дии почечной недостаточности у детей и транс­плантации почки или диализа [16-18].

По данным различных авторов распространен­ность CAKUT-синдрома сильно варьируется в мире. Так, по данным I.V. Vosypiv (2012), CAKUT- синдром встречается у 3-6 из 1000 живорожден­ных новорожденных, причем это оказывается предрасполагающим фактором к раннему раз­витию артериальной гипертензии и других вари­антов поражения сердечно-сосудистой системы [19]. По результатам исследования J. Fletcheretall (2013) CAKUT-синдром являются часто встреча­ющейся патологией: 16,3 случая на миллион детского населения [20].

По данным C. Stoll et al. (2014) CAKUT- синдром встречается в 48,4 случаях на 10 000 жи­ворожденных новорожденных. Из них 34% име­ли связанные аномалии. Чаще всего встречались аномалии опорно-двигательного аппарата, пище­варительной, сердечно-сосудистой и центральной нервной системы [21].

CAKUT-синдром охватывает спектр аномалий, которые являются результатом генетических, эко­логических и аберраций молекулярных сигналов на ключевых этапах развития мочевых путей [13].

По данным ретроспективного когортного ис­следования тяжелых случаев CAKUT - синдрома, проведённым P. Danziger et al. (2016), более по­ловины беременностей, осложненных тяжелым CAKUT-синдромом, заканчиваются выкидышем или мертворождением. Кроме этого, только треть живорожденных младенцев с тяжёлым CAKUT- синдромом живут более 12 месяцев, большинство живорожденных младенцев умирают в течение первых нескольких часов жизни [22].

По данным S.Kohletall (2014) среди детей с ХПН около 40% имеют CAKUT - синдром. Более 90% случаев изолированного CAKUT-синдрома до сих пор остаются без молекулярной диагно­стики [23]. Почечные аномалии встречаются у близких родственников в 10% случаев CAKUT - синдрома, при этом они часто протекают бессим­птомно. Следовательно частота случаев семейно­го CAKUT-синдрома занижена [24].

По результатам исследований A.S. Woolf et al. (2004) и H.R. Toka et al. (2010), чаще встречает­ся изолированная форма CAKUT-синдрома, но в случае развития сочетанных врожденных анома­лий вне мочевых путей, CAKUT-синдром часто диагностируется при Renal-Coloboma синдроме и других наследственных синдромах [25-29].

A.O. Asinobi et al. (2014) указывает на то, что госпитальная смертность от CAKUT-синдрома составляет до 59% от общего числа пациентов с этим синдромом [27].

Одним из наиболее тяжелых проявле­ний CAKUT-синдрома является пузырно­мочеточниковый рефлюкс, который нередко ока­зывается основным проявлением врожденной аномалии почек и мочевыводящих путей [28].

Известно, что при CAKUT-синдроме наибо­лее часто встречается присоединение микробно­воспалительного процесса [9, 11, 28].

Редко аномалии органов мочевой системы су­ществуют изолированно. При специальном обсле­довании выявляются и другие аномалии. В таких случаях обычно используется термин «синдромальный CAKUT-синдром» [21].

Структурные аномалии почек могут возникать в результате нарушений в процессе нефрогенеза [30]. Причиной таких нарушений могут являть­ся генетические факторы, факторы окружающей среды, воздействующие на организм женщины до или во время беременности [31, 32].

A. Schedl (2007) и Э.И. Валькович (2008) ука­зывают на то, что воздействие неблагоприятных факторов на организм беременной женщины в за­родышевый период (с 4 по 8 нед.) может привести к агенезии почек и мочеточников, эктопии устья мочеточника, образованию дополнительного мо­четочника со слепым концом. Воздействие раз­личных неблагоприятных факторов на 9-12 неде­ле развития может привести к формированию ретрокавального, ретроилиакального мочеточника, гетеролокальной дистопии почек и мочеточников, эктопии устья мочеточников, формированию су­жений или клапанов различных отделов мочеточ­ников, недостаточности складок слизистой устья мочеточников, врожденному недоразвитию или отсутствию мышечного слоя, высокому отхождению мочеточника от почечной лоханки. В плод­ный период (с 13-й недели) возможно формирова­ние извилистости мочеточника, его изгибов, уко­рочения, удлинения, дисбаланса сократительной функции, врожденной недостаточности иннервационного аппарата и дисплазии мочеточника [30, 33].

В табл. 2 приведены данные о генетических мутациях, приводящих к развитию CAKUT- синдрома.

Несколько ключевых молекул, отвечающих за нарушения эмбриогенеза почек и мочевых путей, были идентифицированы, а затем в опытах на животных получили развитие соответствующих пороков развития мочевых путей [34-36]. В на­стоящее время предполагается, что большинство агенезий почечной ткани обусловлены нарушени­ем взаимодействия между метанефрогенной бла­стемой и мочеточниковым зародышем [34].

Частота CAKUT-синдрома выше в тех семьях, где у родственников имеются случаи аномалий органов мочевой системы. Сообщается, что бо­лее 500 синдромов могут протекать с CAKUT- синдромом. S. Weberetal (2011) и N. Nicolaouetal (2011) указывают на то, что в 10-16% случаев CAKUT-синдром имеет генетическое происхо­ждение [6, 35-38].

В литературе приводятся данные о результатах поиска генов, мутация которых может вызывать CAKUT-синдром. Ранняя диагностика и лечение CAKUT-синдрома у детей является одной из важ­нейших задач педиатрической нефрологии в на­стоящее время [39-41].

 

Таблица 2

Специфические гены, мутация которых приводит к развитию CAKUT-синдром [45-50]

Ген

Результат мутации

Автор

Год

FRAS1/FREM

(отвечают за состояние гломеру­лярных базальных мембран на ран­них периодах развития эмбриона)

Развитие первичногогломерулонефрита

E. Pavlakis et al. [43]

2011

AGTR2, HNF1, PAX2, RET и UPK34

Развитие пузырно-мочеточникового рефлюкса

H. Cordell et al. [44]

2010

Мутация в Six1

Развитие branchiootorenal или branchiootic синдромов

S. Negrisolo et al. [47]

2014

Отсутствие гена Six1

Одно- или двусторонняя агенезия почечной ткани, раз­витие мегауретера и гидронефроза

A. Brockschmidt et al. [45]

2012

PAX2 и EMX2

(Локализуются на 10 хромосоме, в которой кодируется синтез корти­зола, тестостерона и эстрадиола)

Полная деструкция хромосомы, с развитием сле­дующих заболеваний: почечная гиперплазия, кар- диомиопатия, катаракта, болезнь Гиршспрунга, острая Т-клеточная лейкемия, эндокринная неоплазия, на­следственная нейропатия

S.K. Boualia et al.[46]

2011

Мутации в рецессивных генах спек­тра Fraser / MOTA / BNAR

Развитие изолированного CAKUT -синдрома в 2,5% случаев его диагностики

S. Kohl et al. [48]

2014

Разрабатываются методики прогнозирования CAKUT-синдрома у детей [42, 43]. Сделаны по­пытки выделить специфические гены, мутация которых приводит к развитию CAKUT-синдрома [44]. Авторы проверили наличие мутации FRAS1 и EREM2 при развитии CAKUT. Сравнение осу­ществлено со здоровыми детьми, у которых не было врожденной патологии почек и органов мо­чевой системы и подобной мутации. В исследо­вании E. Pavlakis et al. (2011) [45] указано на роль мутации генов FRAS1/FREM, ответственных за состояние гломерулярных базальных мембран на самых ранних периодах развития эмбриона, что может проявиться при CAKUT-синдроме. H. Cordell et al. (2010) [46] проверил причиннозна­чимые, при развитии пузырно-мочеточникового рефлюкса, гены AGTR2, HNF1, PAX2, RET и UPK34. Результаты оказались отрицательными - к развитию CAKUT-синдрома мутации в пере­численных генах не приводят. Поставлен вопрос о необходимости дальнейших исследований. A. Brockschmidt et al. (2012) [47] выдвигают но­вый кандидат в мутирующие гены при CAKUT- синдроме - CHD1L. Однако, по-видимому, наибо­лее реальными причинами развития врожденной аномалии почек и мочевых путей по результатам исследования S.K. Boualia et al. (2011) является одновременная мутация PAX2 и EMX2. Сочета­ния подобной мутации не обнаружено у здоровых эмбрионов как в эксперименте на мышах, так и у человека, причем у людей оба гена находятся на 10q-хромосоме, их мутация сопровождается пол­ной деструкцией хромосомы [48].

Так же A. Brockschmidt et al. (2012) [47] про­водилось исследование мутации в гене Six1, вы­зывающей branchiootorenal или branchiootic син­дром, проведенное на мышах. Six 1 дефицитные мыши обладают одно- или двустороннимагеезией почечной ткани. Кроме того, доказано, что отсут­ствие гена Six1 приводит к развитию мегауретера и гидронефроза. В исследовании [49] приведе­ны данные о 50 пациентах (13-21 лет) с несиндромальным CAKUT-синдромом. Обследование проводилось путем количественного сравнения в режиме реального времени полимеразной цепной реакции (ПЦР) для выявления наличия делеции гена Six1. Эти результаты свидетельствуют о том, что изменения в этих последовательностях врядли могут быть одной из основных причин несиндромального CAKUT-синдрома [49].

По данным S Kohl et al. (2014), мутации в ре­цессивных генах спектра Fraser / MOTA / BNAR являются причиной изолированного CAKUT- синдрома в размере 2,5% из 590 обследуемых се­мей [50].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Термин CAKUT-синдром, обозначающий соче­танную врожденную аномалию почек и мочевых путей, является общепринятым в педиатрической нефрологии. Изучение причин развития и исходов CAKUT-синдрома является общей актуальной проблемой для нефрологов, урологов и генети­ков. На долю CAKUT-синдрома приходится около 30% всех аномалий развития органов мочевыво­дящей системы, протекающих с формированием ХБП. Одной из наиболее частых причин развития ХБП у детей является CAKUT-синдром

Ранняя диагностика и лечение CAKUT- синдрома необходимы для предотвращения инвалидизации детского населения.

Об авторах

И. Э. Кутырло
Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет
Россия

кафедра факультетской педиатрии,

194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2



Н. Д. Савенкова
Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет
Россия

Проф., д.м.н., зав.каф. факультетской педиатрии,

194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2



Список литературы

1. Ингелфингер Д, Калантар-Заде К, Шефер Ф. Всемирный день почки 2016. Сосредоточимвнимание на периоде детства, предотвратим последствия заболеваний почек. Нефрология 2016; 20: 10–17 [Ingelfinger D, Kalantar-Zade K, SHefer F. Vsemirnyj den pochki 2016. Sosredotochimvnimanie na periode detstva predotvratim posledstviya zabolevanij pochek. Nefrologiya. 2016; 20: 10-17]

2. Лысова ЕВ, Савенкова НД. Частота CAKUT-синдрома в этиологической структуре хронической болезни почек у детей и подростков. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2016; 61: 212-213 [Lysova EV, Savenkova ND. Chastota CAKUT-sindroma v ehtiologicheskoj strukture hronicheskoj bolezni pochek u detej i podrostkov. Rossijskij vestnik perinatologii i pediatrii. 2016; 61: 212-213]

3. Yerkes E, Nishimura H. Role of angiotensin in the congenital anomalies of the kidney and urinary tract in the mouse and the human. Kidney Int 1998; 67: 75–77

4. Kirsten Y. Renkema, Paul J. Winyard, Ilya N. Skovorodkin et al. Novel perspectives for investigating congenital anomalies of the kidney and urinary tract (CAKUT). OxfordJournalsMedicine&Health, Nephrology Dialysis Transplantation 2011; 26: 3843-3851

5. Пытель АЯ, Голигорский СД. Избранные главы нефрологии и урологии. Часть 1. Л.: Медицина, 1968: 312 [Pytel AYa, Goligorskij SD. Izbrannye glavy nefrologii I urologii. Chast 1. L.: Medicina 1968: 312]

6. Kirsten Y. Renkema, Paul J. Winyard, Ilya N. Skovorodkin et al. Novel perspectives for investigating congenital anomalies of the kidney and urinary tract (CAKUT). Oxford JournalsMedicine & Health, Nephrology Dialysis Transplantation 2011; 26: 3843-3851

7. Виор МП, Сантос Ф. Нормальное и патологическое развитие почек. В кн.: Детская нефрология. Под ред. Лойманна Э, Цыгина АН, Саркисяна АА. М.: Литтера. 2010; 23–27 [Vior MP, Santos F. Normalnoe i patologicheskoe razvitie pochek. V kn: Detskaya nefrologiya. Pod red. Lojmanna E, Cygina AN, Sarkisyana AA. M: Littera. 2010; 23-27]

8. Renkema KJ, Winyard PY, Skovorodkin IN, et al. Congenital anomalies of the kidney and urinary tract (CAKUT). Nephrol Dual Transplant 2012; 8 (12): 3842–3851

9. Игнатова МС. Дизэмбиогенез органов мочевой системы и нефропатии. Детская нефрология. Под ред. М.С. Игнатовой, 2011; 10–15 [Ignatova M. S. Dizehmbiogenez organov mochevoj sistemy i nefropatii. Detskaya nefrologiya. Pod red. M. S. Ignatovoj. 2011; 10 -15]

10. Папаян АВ, Осипов ИБ, Валькович ЭИ, Левандовский АБ. Врождённые пороки развития органов мочевой системы. В кн.: Клиническая нефрология детского возраста. Под редакцией Папаяна АВ, Савенковой НД. СПб: «Санкт-Петербург. Левша» 2008; 108–121 [Papayan AV, Osipov IB, Valkovich EI, Levandovskiy AB. VrozhdYonnyie poroki razvitiya organov mochevoy sistemyi. V kn.: Klinicheskaya nefrologiya detskogo vozrasta. Pod redaktsiey Papayana AV, Savenkovoy ND. SPb: «Sankt-Peterburg. Levsha», 2008; 108–121]

11. Лопаткин НА. Аномалии развития почек, мочевых путей и мужских половых органов. В кн.: Урология, Москва «Медицина» 2013; 147–210 [Lopatkin NA. Anomalii razvitiya pochek, mochevyih putey i muzhskih polovyih organov. V kn.: Urologiya, Moskva «Meditsina» 2013; 147 – 210]

12. Андреева ЭФ, Савенкова НД. Кистозные болезни почек у детей. Издание СПбГПМУ 2012; 3–5 [Andreeva EF, Savenkova ND. Kistoznyie bolezni pochek u detey. Izdanie SPbGPMU 2012; 3–5]

13. Renkema KJ, Winpred PJ, Scovorodkin IN et al. Nonel Perspectives for undestending congenital anomalies of the kidney and urinary tract(CAKUT). Nephrol Dial Transplant Dec., 2011; 26(14): 3841–3851

14. Cordell H, Darlay R, Charoen P et al. Whole-Genome Linkage and Association Scan in Primary, Nonsynndromatic Vesicoureteral Reflux. J Am Soc Nephrol 2010; 21 (1): 113–123

15. Rosenblum D. 11 International workshop in developmental nephrology. PediatrNephrol 2011; 26: 1163–1164

16. K/DOOQ, Clinical Practice Guidelines for Chronic Kidney Disease: Evaluation Classification Stratification. A J K D 2002; 39 (2 Suppl. 1): 1–266

17. Nicolaou N, Renkema KY, Bongers EM et al. Genetic, environmental, and epigenetic factors involved in CAKUT. Nat Rev Nephrol 2015;11(12):720-731

18. Toka HR, Toka O, Hariri A, Nguyen HT. Congenital anomalies of kidney and urinary tract. SeminNephrol. 2010;30(4):374-86

19. Vosypiv I.V. Congenital Anomalies of Kidney and urinary tract: Genetic Disorder? Int J Nephrology 2012;909–913

20. Fletcher J, McDonald S, Alexander SI. Australian and New Zealand Pediatric Nephrology Association (ANZPNA) Prevalence of genetic renal disease in children. PediatrNephrol 2013;28(2):251-256

21. Stoll C, Dott B, Alembik Y, Roth MP. Associated nonurinary congenital anomalies among infants with congenital anomalies of kidney and urinary tract (CAKUT). Eur J Med Genet 2014;57(7):322-328

22. Danziger P, Berman DR, Luckritz K et al. Severe congenital anomalies of the kidney and urinary tract: epidemiology can inform ethical decision-making. Journal of Perinatology 2016; 36: 954-959

23. Kohl S, Hwang DY, Dworschak GC et al. Mild recessive mutations in six Fraser syndrome-related genes cause isolated congenital anomalies of the kidney and urinary tract. J Am SocNephrol 2014;25(9):1917-1922

24. Winyard P, Chitty LS. Dysplastic kidneys. Semin Fetal Neonatal Med 2008;13:142-151

25. Woolf AS, Price KL, Scambler PJ et al. Evolving concepts in human renal dysplasia.J Am SocNephrol 2004;15:998-1007

26. Toka HR, Toka O, Hariri A, Nguyen HT. Congenital anomalies of kidney and urinary tract. Semin Nephrol 2010;30(4):374-386

27. Asinobi AO, Ademola AD, Ogunkunle OO, Mott SA. Paediatric end-stage renal disease in a tertiary hospital in South West Nigeria.BMC Nephrol 2014;15-25

28. Kirsten Y. Renkema, PhD, Marianne C. Verhaar, MD, PhD, Nine V.A.M. Knoers, MD, PhD. University Medical Center Utrecht, the Netherlands. Diabetes-Induced Congenital Anomalies of the Kidney and Urinary Tract (CAKUT): Nurture and Nature at Work? American Journal of Kidney diseases 2015; 6: 644–646

29. Левиашвили ЖГ, Савенкова НД, Аничкова ИВ. Особенности патологии почек у детей с Lowe синдромом. Нефрология 2015; 19 (6): 53–60 [Leviashvili ZhG, Savenkova ND, Anichkova IV. Оsobennosti patologii pochek u detey s Lowe sindromom. Nefrologiya 2015; 19 (6): 53–60]

30. Schedl A. Renal abnormalities and their developmental origin. Nat Rev Genet 2007;8:791-802

31. El-Dahr SS, Harrison-Bernard LM, Dipp S et al. Bradykinin B2 null mice are prone to renal dysplasia: gene-environment interactions in kidney development. Physiol Genomics 2000;3:121-131

32. Schwaderer AL, Bates CM, McHugh KM et al. Renal anomalies in family members of infants with bilateral renal agenesis/adysplasia. PediatrNephrol 2007;22:52-56

33. Валькович Э.И. Эмбриональное развитие почек человека. В кн.: Клиническая нефрология детского возраста. Под редакцией Папаяна АВ, Савенковой НД. СПб: Левша. 2008; 102–108 [Valkovich EI. Embrionalnoe razvitie pochek cheloveka. V kn.: Klinicheskaya nefrologiya detskogo vozrasta. Pod redaktsiey Papayana AV, Savenkovoy ND. SPb: Levsha. 2008; 102 – 108]

34. Uetani N, Bouchard M. Plumbing in the embryo: developmental defects of the urinary tracts. Clin Genet 2009;75:307-317

35. Toka HR, Toka O, Harin A et al Congenital anomalies of kidney and urnary tract. Seminnephrol 2010; 30(4): 374–388

36. Song R, Vosypin IV. Genetic of congenital anomalies of the kidney and urinary tract. Pediatr Nephrol 2011; 26(3): 353–364

37. Kohl S, Chen J, Vivante A et al. Targeted sequencing of 96 renal developmental microRNAs in 1213 individuals from 980 families with congenital anomalies of the kidney and urinary tract Nephrol Dial Transplant 2016; 0: 1–4

38. Игнатова МС, Длин ВВ, Новиков ПВ. Генетика в развитии CAKUT-синдрома. В кн.: Наследственные болезни органов мочевой системы у детей. Москва: Оверлей. 2014; 223–229 [Ignatova M.S., Dlin V.V., Novikov P.V. Genetika v razvitii CAKUT-sindroma. V kn.: Nasledstvennyie bolezni organov mochevoy sistemyi u detey Moskva: Overley. 2014; 223–229]

39. Renkema KJ, Winpred PJ, Scovorodkin IN et al. Nonel Perspectives for undestending congenital anomalies of the kidney and urinary tract (CAKUT). Nephrol dial Transplant 2011; 26(14): 3841–3851

40. Harambat J, van Stalen KJ, Kim JJ et al. Epidemiology of chronic kidney diseases. Pediatr Nephrol 2012; 27(3): 363–373

41. Cain J, Rosenblum ND. Control of mammalian kidney development by the Helgehog signaling pathway. Pediatr Nephrol 2011; 26: 1365–1371

42. Погодаева ТВ, Лучанинова ВН. Прогнозирование формирования заболеваний почек у плода и новорожденного. Росс Вестн перинатологии и педиатрии 2012;57 4(1):75–80 [Pogodaeva TV, Luchaninova VN. Prognozirovanie formirovaniya zabolevaniy pochek u ploda i novorozhdennogo. Ross. Vest. perinatologii i pediatrii. 2012;57 4(1):75–80]

43. Stewart K, Bouchard M. Kidney and urinary tract development: an apoptotic balancing act. Pediatr Nephrol 2011; 26:1419–1425

44. Saiawat P, Tasic V, Vega-Warner V et al. Identification of two novel CAKUT – causing genes by massively parallel exon resequencing of candidate genes in patients unilateral renal agenesis. Kidney Int 2012; 8(2):196–200

45. Pavlakis E, Chotaki R, Chalipakis G. The role of FRAS1/ FREM proteins in the structure and function of basement membrane. Inf J Biochem Cell Biol 2011; 43(4):497–495

46. Cordell H, Darlay R, Charoen P et al. Whole-Genome Linkage and Associati0on Scan in Primary,Nonsynndromatic Vesicoureteral Reflux. J Am Soc Nephrol 2010; 21(1):113–123

47. Brockschmidt A, Chung B, Weber S et al. CHD1L – the new candidate gene for congenital anomalies of the kidney and urinary tract (CAKUT). Nephrol Dial Transplant 2012;27(6):2355–2364

48. Boualia SK, Gartan Y, Murawski I et al. Vesicoureter Reflux and Other Urinary Tract Malformation in Mice Compaund Heterozygous for PAX2 and EMX2. PRoS One 2011;6(6):e21529.

49. Negrisolo S, Centi S, Benetti E et al. SIX1 gene: absence of mutations in children with isolated congenital anomalies of kidney and urinary tract. J Nephrol 2014; 27(6):667-671

50. Kohl S, Hwang DY, Dworschak GC et al. Mild recessive mutations in six Fraser syndrome-related genes cause isolated congenital anomalies of the kidney and urinary tract. J Am SocNephrol 2014;25(9):1917-22


Для цитирования:


Кутырло И.Э., Савенкова Н.Д. CAKUT – СИНДРОМ У ДЕТЕЙ. Нефрология. 2017;21(3):18-24. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-18-24

For citation:


Kutyrlo I.E., Savenkova N.D. CAKUT – SYNDROME IN CHILDREN. Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(3):18-24. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-3-18-24

Просмотров: 6506


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)