Preview

Нефрология

Расширенный поиск

ЦИСТАТИН С В ДИАГНОСТИКЕ ПРЕКЛИНИЧЕСКОГО ПОРАЖЕНИЯ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ ПОДАГРОЙ

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-1-75-82

Полный текст:

Аннотация

Цель:  определение  клинико-диагностического значения  цистатина С,  оценка  расчетной  скорости  клубочковой фильтрации (СКФ) на основе концентрации креатинина и цистатина С, их сопоставление у больных подагрой в зависимости от наличия артериальной гипертензии (АГ).

Пациенты и методы.  В исследование были  включены 105 пациентов с подагрой. Всем проводили суточное мониторирование артериального давления (СМАД) с помощью аппарата «BPLab»  (Россия). Цистатин С определяли с помощью иммуноферментного анализа.  Скорость клубочковой фильтрации рассчитывали по формулам CKD-EPI на основе концентрации креатинина, цистатина С и креатинина c цистатином.

Результаты.  Основную группу исследования составили 75 мужчин (71,4%) c наличием АГ, группу сравнения – 30 (28,6%) больных с отсутствием повышения артериального давления (АД). Содержание цистатина С при сопутствующей АГ в 1,5 раза превышало данный показатель у пациентов с нормальным уровнем АД (р<0,05) и в 2,1 раза у здоровых мужчин (р<0,001). У больных подагрой с сопутствующей АГ величина СКФ по формулам СKD-EPIcys и СKD-EPIсr-cys были  снижены в одинаковой степени. У пациентов с подагрой и нормальным уровнем АД выявлено значимое снижение СКФ по методу CKD-EPIcys. Обнаружена обратная зависимость СКФ, рассчитанной по формуле CKD-EPIcys с уровнем МК сыворотки крови  (r= -0,50, р<0,001), содержанием С-реактивного белка (r= -0,45, р<0,001), среднесуточными величинами диастолического АД (r= -0,43; p<0,001) и сывороточным уровнем цистатина С (r= -0,51, р<0,001).

Заключение. У пациентов с подагрой отмечается значимое увеличение цистатина С, более выраженное при наличии АГ. Расчет СКФ с учетом сывороточной концентрации цистатина С отражает более тяжелые стадии повреждения почек. Таким образом, цистатин С можно рассматривать как надежный маркер доклинического поражения почек у больных подагрой.

Для цитирования:


Кушнаренко Н.Н., Медведева Т.А., Говорин А.В., Мишко М.Ю. ЦИСТАТИН С В ДИАГНОСТИКЕ ПРЕКЛИНИЧЕСКОГО ПОРАЖЕНИЯ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ ПОДАГРОЙ. Нефрология. 2018;22(1):75-82. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-1-75-82

For citation:


Kushnarenko N.N., Medvedeva T.A., Govorin A.V., Mishko M.Yu. CYSTATIN C IN THE DIAGNOSIS OF PRE-CLINICAL KIDNEY INJURY IN PATIENTS WITH GOUT. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(1):75-82. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-1-75-82

ВВЕДЕНИЕ

Подагра - одна из частых причин артрита у мужчин среднего возраста, на долю которой при­ходится от 0,1 до 1,7% от общей заболеваемости [1]. Современные эпидемиологические исследо­вания свидетельствуют о росте заболеваемости не только в странах с высоким экономическим уров­нем жизни [2,3], но и в регионах, в которых ранее подагра считалась достаточно редким заболева­нием [4]. Так, в странах Западной Европы подагра зарегистрирована у 2,7% [5,6], в США - у 3,9% населения, а среди жителей Новой Зеландии - у 6,4% населения [7]. Учитывая рост заболеваемо­сти подагрой среди лиц трудоспособного возраста [8], проблема диагностики сердечно-сосудистых нарушений у данной категории больных является предметом интенсивного изучения [9-11].

Известно, что основной причиной смерти паци­ентов с подагрой являются сердечно-сосудистые заболевания, среди которых превалирует АГ [12­14]. Возникновение артериальной гипертензии (АГ) при подагре связывают как с классическими факторами риска, так и с влиянием гиперурикемии (ГУ) [15]. Известно, что ведущими патологи­ческими эффектами повышения мочевой кислоты в сыворотке крови являются индукция оксидативного стресса, эндотелиальная дисфункция, вазоконстрикция и развитие хронического системного воспаления [16,17]. Гиперурикемия способству­ет повышению активности ренин-ангиотензин-альдостероновой системы, гипертрофии клубоч­кового аппарата, развитию тубулоинтерстициальных повреждений, усугублению канальцевой ишемии и раннему формированию хронической болезни почек (ХБП) [18].

В этой связи альтернативное поиски надежных маркеров поражения почек, наряду с традицион­ными методами оценки выделительной функции почек, приобретает особое значение [19]. Так, изучение негликозилированного белка цистатина С, относящегося к семейству ингибиторов цистеиновых протеиназ, открывает дополнительные перспективы диагностики ранних стадий ХБП [19-21].

Известно, что повышение уровня цистатина С в сыворотке крови наблюдается при снижении клубочковой фильтрации, а увеличение его мо­чевой экскреции свидетельствует о дисфункции клеток проксимальных канальцев почек [22]. Уве­личение сывороточной концентрации цистатина С при нормальном уровне креатинина свидетель­ствует о субклиническом заболевании почек, свя­занном с высоким риском развития клинически значимой стадии поражения почек, приводящей к раннему формированию сердечно-сосудистых осложнений [24, 25].

Между тем, исследований, посвященных изучению прогностической роли цистатина С в диагностике ХБП у больных подагрой, мы не встретили. В связи с этим целью работы явилось определение клинико-диагностического значения цистатина С у больных подагрой в зависимости от наличия АГ.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

В исследовании приняли участие 105 мужчин с подагрой, находившихся на лечении в НУЗ Дорож­ная клиническая больница на станции Чита-2 ОАО «РЖД». Диагноз подагры выставлен на основа­нии классификационных критериев по S.L. Wal­lace (1977). Возраст больных на момент включе­ния в исследование составил 49,5 [41,3; 57,8] лет. Медиана возраста дебюта подагры - 43,0 [36,0; 47,0] года. Количество пораженных суставов на момент осмотра составило 5,0 [4,0; 10,0]. Частота артрита за последний год - 3,0 [2,0; 4,0]. Среди обследованных 66 мужчин (62,8%) имели реци­дивирующее течение заболевания, у 39 пациен­тов (37,2%) течение подагры было хроническим. Среди больных хронической подагрой у трети па­циентов (12,4%) диагностирована тофусная фор­ма заболевания. У четверти мужчин с подагрой диагностирован уратный нефролитиаз. Сыворо­точный уровень мочевой кислоты (МК) составил 531,7 [369,0; 623,6] мкмоль/л.

Критерием исключения из исследования яви­лись наличие острого подагрического артрита, ишемической болезни сердца, морбидного ожире­ния (индекс массы тела более 40,0 кг/м2), острых воспалительных и хронических заболеваний в стадии обострения, дебют АГ до возникновения подагрического артрита. Мочевую кислоту сыво­ротки крови определяли с помощью ферментатив­ного колориметрического теста с использованием реакции с уриказой («HUMAN», Германия). В случае регулярного приема пациентом гипоурикемических средств терапию отменяли на 3-4 дня. Сывороточную концентрацию С-реактивного бел­ка (вчСРБ, мг/дл) оценивали высокочувствитель­ным иммуноферментным методом «F. Hoffman- La-Roche» (Австрия). Общий холестерин (ОХС, ммоль/л), триглицериды (ТГ, ммоль/л), холесте­рин липопротеидов высокой плотности (ХС ЛВП, ммоль/л) определяли стандартным ферментатив­ным методом с последующим расчетом холесте­рина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛНП) по формуле W. Friedewald et al. (1972). Цистатин С определяли с помощью иммуноферментного ана­лиза c использованием набора «Human Cystatin C ELISA», референсные значения 0,60-1,11 мг/л. Стадию ХБП устанавливали согласно рекоменда­циям экспертов Kidney Disease Improving Global Outcomes 2012 года [26]. Исследование альбу­мина в суточной моче проводили турбометри- ческим методом на автоматическом анализаторе «ChemWell» с использованием диагностического набора «Microalbumin» (США). Скорость клубоч­ковой фильтрации рассчитывали по формулам CKD-EPI [27] на основании уровня креатинина, цистатина С и креатинина с цистатином С соот­ветственно: CKD-EPIcr; CKD-EPIcys; CKD-EPIсr- cysC (мл/мин/1,73 м2 для всех формул) с помощью калькулятора Национального почечного фонда США [http ://www.kidney.org/professionals/kdoqi/gfr_calculator.cfm].

 

Таблица 1

Показатели периферической гемодинамики у пациентов с подагрой

Показатель

Контрольная группа

(n=25)

Больные подагрой

Нормотоники (n=30)

Пациенты с АГ (n=75)

САД ср., мм рт. ст.

117,0 [110,4; 123,1]

120,0 [110,4; 123,1]

145,3**** [129,8; 153,6]

ДАД ср., мм рт. ст.

75,0 [71; 76]

70,5 [67; 74]

87,6**** [73,6; 94,3]

ИВ САД днем, %

5,9 [0,0; 7,5]

6,3 [0,0; 16,5]

56,0**** [12,4; 81,5]

ИВ САД ночью, %

5,0 [0,0; 17,3]

4,5 [2,7; 12,4]

60,3**** [41,5; 86,4]

ИВ ДАД днем, %

4,5 [2,5; 12,3]

7,8 [3,7; 11,8]

26,5**** [7,65; 49,3]

ИВ ДАД ночью, %

12,0 [6,0; 18,0]

9,4 [8,7; 12,0]

44,0**** [3,0; 61,0]

ПД ср., мм рт. ст.

43,0 [40,1; 45,7]

48,7** [47,5; 54,3]

56,0**** [47,5; 64,3]

Примечание. САД ср. - среднесуточное САД среднее, ДАД ср. - среднесуточное ДАД среднее, ИВ САД - индекс времени САД, ИВ ДАД - индекс времени ДАД, ПД ср. - среднесуточное пульсовое давление среднее; *р<0,001 - статистическая значимость различий между группами больных с нормальными и повышенными цифрами АД; ** р<0,05 - статистическая значимость раз­личий пациентов с нормальным уровнем АД и контрольной группы; *** р<0,001 - статистическая значимость различий больных подагрой, страдающих АГ, с группой контроля.

 

 

Таблица 2

Клиническая характеристика пациентов с подагрой

Показатель

Нормотоники (n=30)

Пациенты с АГ (n=75)

Возраст, лет

49,0 [40,5; 52,5]

47,5 [45,7; 54,2]

Возраст на момент дебюта заболевания, лет

51,3 [49,7; 54,2]

43,7* [38,3; 46,5]

Индекс массы тела, кг/м2

28,9 [25,1; 29,6]

31,6* [28,7; 33,7]

Длительность заболевания, лет

3,0 [2,0; 4,0]

6,0* [5,0; 15]

Количество пораженных суставов, n

2,0 [1,0; 2,0]

5,0* [2,0; 7,0]

Количество суставных атак в год, n

2,0 [0,5; 2,0]

4,0* [2,0; 7,0]

Выраженность болевого синдрома (ВАШ), мм

38,5 [33,5; 47,0]

44,5* [37,0; 55,0]

* Статистическая значимость различий по сравнению с нормотониками (р<0,05).

 

Суточное мониторирование артериально­го давления проводилось с помощью аппарата «BPLab» («Петр Телегин», Россия). Накануне и в день проведения СМАД пациенты не принимали антигипертензивных препаратов. Оценку данных, полученных при СМАД, проводили в соответ­ствии с рекомендациями Европейского общества гипертонии и Европейского общества кардиоло­гов по лечению АГ 2013 года [28].

Статистическая обработка данных проводи­лась с помощью пакета статистических программ Statistica 6,0. Корреляционный анализ выполнен с использованием коэффициента ранговой корреля­ции Спирмена. Межгрупповые различия оцени­вали с помощью критерия Манна-Уитни. Данные представлены в виде: Ме - медиана, ДИ - интерк- вартильный (процентильный) интервал (указан в скобках). Статистически значимыми считали раз­личия при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

На основании анализа данных, полученных при СМАД (табл. 1), основную группу составили 75 пациентов (71,4%) с наличием АГ, группу срав­нения - 30 (28,6%) больных с отсутствием повы­шения АД. Как видно из данных, представлен­ных в таблице, к основной группе исследования были отнесены пациенты с наличием систоло­диастолической (лабильной и стабильной) АГ с повышенными среднесуточными величинами САД, ДАД и уровнем пульсового АД (ПД).

 

Таблица 3

Сравнительная характеристика лабораторных показателей у больных подагрой

Показатель

Контрольная группа

(n=25)

Больные подагрой

Нормотоники (n=30)

Пациенты с АГ (n=75)

Гемоглобин, г/л

143,7 [135,0; 158,9]

150,4 [145,0; 154,5]

151,0 [147,0; 158,0]

СОЭ, мм/ч

5,0 [3,1; 6,9]

10,5* [6,1; 15,5]

17,0*,** [7,1; 26,5]

Креатинин, мкмоль/л

79,4 [72,4; 85,0]

89,2 [80,4; 105,0]

102,2*,** [89,2; 118,0]

Мочевая кислота, мкмоль/л

234,5 [282,9; 564,5]

409,8* [382,9; 564,5]

545,7*,** [422,0; 603,2]

ОХС, ммоль/л

4,1 [3,5; 5,04]

6,04* [4,53; 6,04]

6,1* [4,34; 5,8]

ТГ, ммоль/л

1,7 [1,4; 1,8]

2,58* [1,31; 2,25]

2,98* [1,55; 3,86]

ХС ЛВП, ммоль/л

1,08 [1,04; 1,5]

0,84* [1,01; 1,3]

0,8* [0,93; 1,25]

ХС ЛНП, ммоль/л

2,1 [2,03; 3,82]

2,9* [1,83; 3,92]

3,2* [2,7; 3,4]

Коэфициент атерогенности

2,2 [2,03; 3,5]

3,9* [3,09; 4,35]

3,6* [2,59; 4,75]

Глюкоза, ммоль/л

5,4 [4,32; 5,47]

5,1 [4,52; 5,57]

5,2 [4,45; 5,87]

вчСРБ, мг/л

1,2 [0,4; 2,1]

9,7* [2,1; 12,8]

12,3*,** [8,2; 20,8]

Примечание. СОЭ - скорость оседания эритроцитов; вчСРБ - высокочувствительный СРБ; * статистическая значимость раз­личий по сравнению с контрольной группой (р<0,05), ** статистическая значимость различий по сравнению с пациентами с нормальным уровнем АД, р<0,05.

 

 

Таблица 4

Показатели функционального состояния почек у больных подагрой в зависимости, от наличия артериальной гипетензии

Показатель

Контрольная группа

(n=25)

Больные подагрой

Нормотоники (n=30)

Пациенты с АГ (n=75)

Цистатин С, мг/л

0,87 [0,69; 1,13]

1,27* [1,05; 1,71]

1,89*,** [1,14; 2,32]

СКФ (СКО-EPIcr), мл/мин/1,73 м2

100,3 [89,3; 103,8]

91,5* [74,9; 97,8]

72,0*,** [41,0; 86,5]

СКФ (CKD-EPIcys), мл/мин/1,73 м2

108,7 [89,3; 113,8]

65,4* [51,3; 86,1]

51,8* [26,7; 61,1]

СКФ (CKD-EPIcrcysC) мл/мин/1,73 м2

89,7 [69,0; 109,5]

73,1* [57,5; 96,9]

58,1* [42,7; 69,2]

Альбуминурия, мг/сут

18,0 [12,1; 21,5]

39,8* [25,1; 44,5]

52,8*,** [30,1; 126,5]

* Статистическая значимость различий по сравнению с контрольной группой (р<0,05); ** статистическая значимость различий по сравнению с пациентами с нормальным уровнем АД, р<0,05.

 

Пациенты с подагрой в сочетании с АГ отли­чались более длительным течением заболевания вовлечением в воспалительный процесс большего количества суставов, увеличением частоты атак подагрического артрита в течение последнего года наблюдения, выраженностью болевого син­дрома, оцениваемого по визуально-аналоговой шкале (ВАШ), содержанием МК сыворотки крови и уровнем вчСРБ (табл. 2, 3). Нами установлено, что не имея возрастных отличий при подагре с сопутствующей АГ и нормальным уровнем АД, возраст пациентов на момент дебюта заболевания при наличии АГ был значительно моложе (см. табл. 2).

У больных подагрой выявлены нарушения ли­пидного обмена независимо от наличия АГ (см. табл. 3), характеризующиеся гиперхолестеринемией, гипертриглицеридемией, низким уровнем ХС ЛВП, что указывает на глубину метаболиче­ских сдвигов и высокую распространенность дислипидемии у пациентов с подагрой.

Экскрецию альбумина с мочой на сегодняшний день рассматривают как маркер эндотелиальной дисфункции и атеросклероза, в связи с чем осо­бый интерес представляет исследование данного параметра при метаболических заболеваниях. У больных подагрой с наличием АГ уровень суточ­ной альбуминурии превысил данный показатель у больных с нормальным уровнем АД и здоровых лиц в 1,3 и 3 раза соответственно (табл. 4). Об­ращает на себя внимание повышенная экскреция альбумина с мочой и среди больных подагрой с нормальными усредненными показателями АД (см. табл. 4).

У пациентов с подагрой, ассоциированной с наличием АГ, выявлена значимая корреляция су­точной альбуминурии с уровнем МК сыворотки крови (r=0,867, р<0,001), повышенным содержа­нием вчСРБ (r=0,834, р<0,001), а также средне­суточными показателями систолического и диа­столического АД (r=0,39, р<0,05 и r=0,52, р<0,001 соответственно), что свидетельствует о непосред­ственном участии АГ и хронического системного воспаления в процессах ухудшения функциональ­ного состояния почек и развития ХБП.

Содержание цистатина С при сопутствующей АГ (см. табл. 4). в 1,5 раза превышало данный показатель у пациентов с нормальными усред­ненными показателями АД (р<0,05) и в 2,1 раза у здоровых мужчин (р<0,001). Следует отметить, что у больных подагрой с нормальным уровнем АД регистрировалось увеличение цистатина С в 1,5 раза по сравнению с группой контроля, предполагающее возможное формирование пре- клинического заболевания почек у пациентов с подагрой. При проведении корреляционного ана­лиза установлены положительные взаимосвязи сывороточного цистатина С с показателями урикемии (r=0,35, р<0,05), повышенной экскреци­ей альбумина с мочой (r=0,27, р<0,05), уровнем вчСРБ (r=0,53, р<0,001), содержанием креатинина в плазме крови (r=0,52, р<0,05), среднесуточны­ми и ночными параметрами ДАД (r=0,33, р<0,05 и r=0,31, р<0,01 соответственно), а также ИВ ДАД днем, ночью и в течение суток (r=0,36, р<0,01; r=0,42, р<0,05 и r=0,32, р<0,01 соответственно). Кроме того, в группе больных подагрой с сопут­ствующей АГ отмечалась зависимость цистатина С от возраста (r=0,42; p<0,001), низкого уровня ХС ЛВП (r=0,33, р<0,05) и высокой концентрации ТГ (r=0,41; p<0,01).

Скорость клубочковой фильтрации у боль­ных подагрой с наличием АГ, рассчитанная ме­тодом СКБ-EPIcr, составила 72,0 [41,0;86,5] мл/ мин/1,73 м2, что соответствовало начальному ухудшению функционального состояния почек, стадия ХБП C2. При этом расчет СКФ по форму­лам СК/D-EPIcys и СК/D-EPlCT-cys статистически значимой разницы не продемонстрировал, однако, свидетельствовал о более существенном ограни­чении фильтрационной способности почек, ста­дия ХБП С3а. Нами установлено, что мужчины с подагрой и нормальными показателями АД без нарушения фильтрационной способности почек по стандартной формуле продемонстировали зна­чимое снижение СКФ по методу CKD-EPIcys (см. табл. 4). Выявлена обратная зависимость СКФ, рассчитанной по формуле CKD-EPIcys с уровнем МК сыворотки крови (r= -0,50, р<0,001), содержа­нием вчСРБ (r= -0,45, р<0,001), среднесуточными величинами ДАД (r=-0,43; p<0,001), ИВ ДАД в ночное время (r=-0,31; p<0,001) и сывороточным уровнем цистатина С (r= -0,51, р<0,001).

ОБСУЖДЕНИЕ

Известно, что ведущей причиной сердечно­сосудистых осложнений у больных подагрой яв­ляется наличие АГ, частота которой продолжает неуклонно увеличиваться [1-3]. По результатам нашего исследования повышенный уровень АД диагностирован у 71,4% мужчин с подагрой, что подтверждает высокую распространенность АГ у больных подагрой в России [7,13] и мире [12,14,15].

Тенденцией нынешнего времени является бо­лее агрессивное клиническое течение подагры, что проявляется большим числом вовлеченных суставов, наличием нефролитиаза и частым раз­витием хронического артрита [16, 30]. В нашей работе было установлено, что наличие АГ утя­желяет клиническое течение заболевания. Так, количество вовлеченных в воспалительный про­цесс суставов, частота атак в течение последнего года наблюдения и выраженность болевого син­дрома по ВАШ у мужчин, страдающих подагрой в сочетании с АГ, превышали таковые показатели, больных с нормальным уровнем АД. При этом, возраст пациентов на момент дебюта заболевания был значительно моложе при сопутствующей АГ.

Исследования последних лет показали, что в основе патогенеза атеросклеротического пора­жения сосудов лежат дислипидемия, локальное и системное хроническое воспаление [14, 15, 28]. Накапливаются клинические данные, свидетель­ствующие о повышении уровня многих биомар­керов воспаления, связанных с риском развития атеросклероза у больных подагрой [7]. Так, уве­личение содержания СРБ у мужчин с подагрой с наличием инфаркта миокарда в анамнезе ассо­циируется с компонентами индекса тяжести забо­левания, снижением уровня ХС ЛВП и наличием АГ [31-33].

По результатам нашего исследования у боль­шинства пациентов с подагрой регистрировались дислипидемия и атерогенная гипертриглицериде- мия. Проведенный корреляционный анализ выя­вил ассоциацию МК с повышенным содержанием ТГ, ХС ЛНП и уровнем вчСРБ, что свидетельству­ет о неблагоприятной роли ГУ и воспаления в раз­витии атерогенной дислипидемии у пациентов с подагрой.

Установлено раннее формирование ХБП при АГ, наряду с поражением других органовмишеней [19, 27]. В этой связи продолжается по­иск новых лабораторных предикторов острого и хронического повреждения почек [34, 35].

Известно, что альбуминурия является важней­шим ранним признаком поражения клубочкового аппарата почек, отражающим начальные стадии эндотелиальной дисфункции и атеросклероза [17]. Согласно данным литературы, больных по­дагрой относят к группе с самым высоким риском развития альбуминурии и прогрессирующей ХБП, особенно при сочетании подагры и АГ [1, 4, 10].

В нашем исследовании повышенная суточ­ная экскреция альбумина с мочой выявлялась у трети больных подагрой (31,4%), более вы­раженная при сопутствующей АГ. Установлены значимые корреляции альбуминурии с уровнем МК сыворотки крови (r=0,867, р<0,001), повы­шенным содержанием вчСРБ (r=0,834, р<0,001), а также среднесуточными показателями САД и ДАД (r=0,39, р<0,05 и r=0,52, р<0,001 соответ­ственно), что свидетельствует, вероятно, в поль­зу существования концепции кардиоренального синдрома у больных подагрой, ассоциированных с наличием АГ.

Кроме того, в течение последних нескольких лет было открыто и в настоящее время активно изучаются множество различных ранних спец­ифических биомаркеров повреждения почек, наибольший интерес среди которых отводится определению цистатина С [18, 19, 34, 35]. В до­ступной нам литературе мы не встретили работ, посвященных изучению прогностической роли сывороточного цистатина в диагностике наруше­ний функционального состояния почек у пациен­тов с подагрой.

В нашей работе увеличение сывороточного уровня цистатина С регистрировали у 57 пациен­тов с подагрой (60%), более выраженное при со­путствующей АГ. Проведенный корреляционный анализ позволил установить позитивные взаимос­вязи сывороточного цистатина с показателями функционального состояния почек, некоторыми параметрами ДАД, а также повышенным содер­жанием атерогенных липидов. Данное исследо­вание демонстрирует, что цистатин С может быть полезным и подходящим методом определения ренальной функции, маркером тяжести кардио­васкулярных и ренальных осложнений у больных подагрой, ассоцированных с наличием АГ.

На следующем этапе нашего исследования мы сравнили формулы для определения уровня СКФ по концентрации креатинина, содержанию циста­тина С и совместному определению креатинина с цистатином С. У больных подагрой с повышен­ным уровнем АД расчет СКФ по формуле СКВ­ЕРА позволил диагностировать начальное ухуд­шение функционального состояния почек, в то время как формулы CKD-EPIcys и CKD-EPIсr-cys свидетельствовали о формировании более позд­них стадий повреждения почечной ткани. Кроме того, у нормотензивных пациентов с подагрой с отсутствием нарушений фильтрационной способ­ности почек по стандартной формуле отмечалось значимое снижение СКФ по методу CKD-EPIcys, что указывает на признаки начального поврежде­ния почек у больных подагрой с нормальным АД.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

У 75% больных подагрой формируется АГ, на­личие которой утяжеляет клиническое течение заболевания. У пациентов с подагрой отмечает­ся значимое увеличение цистатина С, более вы­раженное при сопутствующей АГ. Расчет СКФ с добавлением цистатина отражает более тяжелые стадии хронической почечной болезни. Таким об­разом, цистатин С можно рассматривать как но­вый ранний маркер доклинического поражения почек у больных подагрой.

Список литературы

1. Барскова ВГ, Ильина АЕ. Рациональные подходы к диагностике и лечению подагры (по материалам рекомендаций Европейской антиревматической лиги). Клиницист 2010: 1: 78-82 [BarskovaVG, Il’inaAE. Racional’nye podhody k diagnostike i lecheniyu podagry (po materialam rekomendacij Evropejskoj antirevmaticheskoj ligi). Klinicist 2010: 1: 78-82]

2. Елисеев МС. Классификационные критерии подагры (рекомендации ACR/EULAR). Научно-практическая ревматология 2015; 53(6): 581–585 [Eliseev MS. Klassifikacionnye kriterii podagry (rekomendacii ACR/EULAR). Nauchno-Prakticheskaya Revmatologiya 2015; 53(6): 581–585]. doi: http://dx.doi. org/10.14412/1995-4484-2015-581-585

3. ZhuY, PandyaBJ, Choi HK. Prevalence of gout and hyperuricemia in the US general population: the National Health and Nutrition Examination Survey 2007–2008. Arthritis Rheum 2011;63:3136–3141.doi: 10.1002/art.30520

4. Roddy E, Doherty M. Epidemiology of gout. Arthritis Res Ther 2010;12(6):223. doi: 10.1186/ar3199

5. Mikuls TR, Farrar JT, Bilker WB et al. Gout epidemiology: results from the UK General Practice Research Database, 1990–1999. Ann Rheum Dis 2005;64(2):267-272. doi: 10.1136/ard.2004.024091

6. Annemans L, Spaepen E, Gaskin M et al. Gout in the UK and Germany: prevalence, comorbidities and management in general practice 2000–2005. Ann Rheum Dis 2008;67(7):960–966. doi: http://dx.doi.org/10.1136/ard.2007.076232

7. Денисов ИС, Елисеев МС, Барскова ВГ. Исходы подагры. Обзор литературы. Часть II. Коморбидные заболевания, риск развития сердечно-сосудистых катастроф и смерти при подагре. Научно-практическая ревматология 2013;51(6):703–710. [Denisov IS, Eliseev MS, Barskova VG. Iskhody podagry. Obzorliteratury. CHast’ II. Komorbidnye zabolevaniya, risk razvitiya serdechno-sosudistyh katastrof i smerti pri podagre. Nauchnoprakticheskaya revmatologiya 2013;51(6):703–710]. doi: http:// dx.doi.org/10.14412/1995-4484-2013-703-10

8. Khanna D, Fitzgerald JD et al. 2012 American College of Rheumatology guidelines for management of gout. Part 1: systematic nonpharmacologic and pharmacologic therapeutic approaches to hyperuricemia. Arthritis Care Res (Hoboken) 2012;64(10):1431-1446. doi: 10.1002/acr.21772

9. Барскова ВГ, Елисеев МС, Денисов ИС и др. Частота метаболического синдрома и сопутствующих заболеваний у больных подагрой. Данные многоцентрового исследования. Науч-практ ревматол 2012; 50(6): 15–18 [BarskovaVG, Eliseev MS, Denisov IS i dr. Chastota metabolicheskogo sindroma i soputstvuyushchih zabolevanij u bol’nyh podagroj. Dannye mnogocentrovogo issledovaniya. Nauch-praktich revmatol 2012; 50(6): 15–18]

10. Елисеев МС, Барскова ВГ. Современные принципы диагностики и лечения подагры. РМЖ 2007; 26: 1984 [EliseevMS, BarskovaVG. Sovremennye principy diagnostiki i lecheniya podagry. RMZH 2007;26: 1984]

11. Johnson WD, Kayser KL, Brenowitz JB, Saedi SF. A randomized controlled trial of allopurinol in coronary bypass surgery. Am Heart J 1991:121(1 Pt 1):20-24]

12. Pillinger MH, Bangalore S, Klein AB et al. Cardiovascular Disease and Gout: Real-World Experience Evaluating Patient Characteristics, Treatment Patterns, and Health Care Utilization. J Manag Care Spec Pharm 2017;23(6):677-683. doi: 10.18553/ jmcp.2017.23.6.677

13. Маркелова ЕИ, Елисеев МС, Барскова ВГ. Артериальная гипертония при подагре: особенности этиологии, патогенеза и диагностики. Доктор.Ру 2012; 6(74): 44–48 [Markelova EI, Eliseev MS, Barskova VG. Arterial’naya gipertoniya pri podagre: osobennosti etiologii, patogeneza i diagnostiki. Doktor. Ru 2012; 6(74): 44–48]

14. Bardin T, Richette P. Impact of comorbidities on gout and hyperuricaemia: an update on prevalence and treatment options. BMC Med 2017;15(1):123. doi: 10.1186/s12916-017-0890-9

15. Sellin L, Kielstein JT, de Groot K. Hyperuricemia – more than gout: Impact on cardiovascular risk and renal insufficiency. Z Rheumatol 2015;74(4):322-328. doi: 10.1007/s00393-014-1481-1

16. Маркелова ЕИ, Елисеев МС, Барскова ВГ. Артериальная гипертензия у больных подагрой: основы патогенеза, клиническое значение, диагностика. Современная ревматология 2012; 6(4): 23-30 [Markelova EI, Eliseev MS, Barskova VG. Arterial'naya gipertenziya u bol'nyh podagroj: osnovy patogeneza, klinicheskoe znachenie, diagnostika. Sovremennaya revmatologiya 2012; 6(4): 23-30]. doi: http:// dx.doi.org/10.14412/1996-7012-2012-759

17. Кобалава ЖД, Виллевальде СВ, Ефремцева МА. Основы кардиоренальной медицины. Кобалава ЖД, Моисеев ВС, ред. ГЭОТАР-Медиа, М., 2014; 256 с.[Kobalava ZHD, Villeval'de SV, Efremceva MA. Osnovy kardiorenal’noj mediciny. Kobalava ZHD, Moiseev VS, red. GEHOTAR-Media, M., 2014; 25]

18. Щербак АВ, Козловская ЛВ, Бобкова ИН и др. Гиперурикемия и проблема хронической болезни почек. Тер арх 2013; 6: 100–104 [SHCHerbak AV, Kozlovskaya LV, Bobkova IN i dr. Giperurikemiya i problema hronicheskoj bolezni pochek. Ter Arh 2013; 6: 100–104]

19. Миронова СА, Звартау НЭ, Конради А.О. Поражение почек при артериальной гипертензии: можем ли мы доверять старым маркерам? Артериальная гипертензия 2016: 22(6): 536–550 [Mironova SA, Zvartau NEH, Konradi A.O. Porazhenie pochek pri arterial’noj gipertenzii: mozhem li my doveryat’ starym markeram? Arterial’naya gipertenziya 2016: 22(6): 536–550]. doi: 10.18705/1607-419X-2016-22-6-536-550

20. Reinhard M, Erlandsen EJ, Randers E. Biological variation of cystatin C and creatinine. Scand J Clin Lab Invest 2009;69(8):831-836.doi:10.3109/00365510903307947

21. Herget-Rosenthal S, Bökenkamp A, Hofmann W. How to estimate GFR-serum creatinine, serum cystatin C or equations? Clin Biochem 2007;40(3-4):153-161. doi:10.1016/j.clinbiochem.2006.10.014

22. Вельков ВВ. Цистатин С и NGAL – маркеры преклинической ренальной дисфункции и субклинического острого повреждения почек. Лабораторная служба 2015; 2: 38–43 [Vel‘kov V.V. Cistatin S i NGAL – markery preklinicheskoj renal‘noj disfunkcii i subklinicheskogo ostrogo povrezhdeniya pochek. Laboratornaya sluzhba 2015; 2: 38–43]

23. Devarajan P. The use of targeted biomarkers for chronic kidney disease. Adv Chronic Kidney Dis 2010;17(6):469-479. doi: 10.1053/j.ackd.2010.09.002

24. Satoh-Asahara N, Suganami T, Majima T et al. Urinary cystatin C as a potential risk marker for cardiovascular disease and chronic kidney disease in patients with obesity and metabolic syndrome. Clin J Am Soc Nephrol 2011;6(2):265–273. doi: 10.2215/CJN.04830610

25. Shlipak MG, Katz R, Sarnak MJ et al. Cystatin C and prognosis for cardiovascular and kidney outcomes in eldery persons whith out chronic kidney disease. Ann Intern Med 2006;145(4):237-246

26. 2012 KDIGO clinical practice guideline for the evaluation and management of chronic kidney disease. Official J Intern Soc Nephrol 2013;3(1):1–150. doi: 10.1038/kisup.2012.72

27. Сердечно-сосудистый риск и хроническая болезнь почек: стратегии кардио-нефропротекции. Национальные рекомендации. Российский кардиологический журнал 2014; 8(112): 7-37 [Serdechno-sosudistyjrisk i hronicheskaya bolezn‘ pochek: strategii kardio-nefroprotekcii. Nacional’nye rekomendacii. Rossijskij Kardiologicheskij ZHurnal 2014; 8(112): 7-37]

28. Mancia G, Fagard R, Narkiewicz K et al. 2013 ESH/ESC guidelines for the management of arterial hypertension: the Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC).Eur Heart J 2013 Jul;34(28):2159-219. doi: 10.1093/eurheartj/eht151

29. Pillinger MH, Bangalore S, Klein ABet al. Cardiovascular Disease and Gout: Real-World Experience Evaluating Patient Characteristics, Treatment Patterns, and Health Care Utilization. J Manag Care Spec Pharm 2017;23(6):677-683. doi: 10.18553/jmcp.2017.23.6.677

30. Маркелова ЕИ, Барскова ВГ, Волков АВ и др. Факторы риска развития гипертрофии миокарда левого желудочка у больных подагрой. Научно-практическая ревматология 2012;50(5):45–50. [Markelova EI, Barskova VG, Volkov AV i dr. Faktory riska razvitiya gipertrofii miokarda levogo zheludochka u bol'nyh podagroj. Nauchno-prakticheskaya revmatologiya 2012; 50(5): 45–50]. doi: http://dx.doi.org/10.14412/1995-4484-2012-1181

31. Елисеев МС, Денисов ИС, Маркелова ЕИ и др. Независимые факторы риска развития тяжелых сердечнососудистых осложнений у мужчин с подагрой: результаты 7-летнего проспективного исследования. Терапевтический архив 2017; 89(5): 10-19. [Eliseev MS, Denisov IS, Markelova EI i dr. Nezavisimye faktory riska razvitiya tyazhelyh serdechnososudistyh oslozhnenij u muzhchin s podagroj: rezul’taty 7-letnego prospektivnogo issledovaniya. Terapevticheskij arhiv 2017; 89(5): 10-19]. doi: 10.17116/terarkh201789510-19

32. Kuo CF, Grainge MJ, Mallen C, Zhang W, Doherty M. Rising burden of gout in the UK but continuing suboptimal management: a nationwide population study. Ann Rheum Dis 2015;74(4):661-667. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-204463

33. Momiyama Y, Kawaguchi A, Kajiwara I et al. Prognostic value of plasma high-sensitivity C-reactive protein levels in Japanese patients with stable coronary artery disease: the Japan NCVC Collaborative Inflammation Cohort (JNIC) Study. Atherosclerosis. 2009;207(1):272–276. doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2009.04.015

34. Пролетов ЯЮ, Саганова ЕС, Смирнов АВ. Биомаркеры в диагностике острого повреждения почек. Сообщение I. Нефрология 2014; 18(4): 25-35. [Proletov YAYU, Saganova ES, Smirnov AV. Biomarkery v diagnostike ostrogo povrezhdeniya pochek. Soobshchenie I. Nefrologiya 2014; 18(4): 25-35]

35. Пролетов ЯЮ, Саганова ЕС, Смирнов АВ, Зверьков РВ. Биомаркеры в диагностике острого повреждения почек. Сообщение II. Нефрология 2014; 18(6): 51-58 [Proletov YAYU, Saganova ES, Smirnov AV, Zver’kov RV. Biomarkery v diagnostike ostrogo povrezhdeniya pochek. Soobshchenie II. Nefrologiya 2014; 18(6): 51-58]


Об авторах

Н. Н. Кушнаренко
Читинская государственная медицинская академия
Россия

Кушнаренко Наталья Николаевна - доктор медицинских наук, доцент, заведующая кафедрой внутренних болезней педиатрического и стоматологического факультетов.

672090, Чита, ул. Горького, д. 39А,  +7 (924) 515-73-00


Т. А. Медведева
Читинская государственная медицинская академия
Россия

Медведева Татьяна Александровна – ассистент кафедры внутренних болезней педиатрического и стоматологического факультетов.

672090, Чита, ул. Горького, д. 39А, +7(964) 467-96-02



А. В. Говорин
Читинская государственная медицинская академия
Россия

Говорин Анатолий Васильевич - доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ, заведующий кафедрой факультетской терапии.

672090, Чита, ул. Горького, д. 39А, 8 (3022) 354-324


М. Ю. Мишко
Читинская государственная медицинская академия
Россия

Мишко Марина Юрьевна - аспирант кафедры внутренних болезней педиатрического и стоматологического факультетов.

672090, Чита, ул. Горького, д. 39А, +7(924) 514-24-11


Для цитирования:


Кушнаренко Н.Н., Медведева Т.А., Говорин А.В., Мишко М.Ю. ЦИСТАТИН С В ДИАГНОСТИКЕ ПРЕКЛИНИЧЕСКОГО ПОРАЖЕНИЯ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ ПОДАГРОЙ. Нефрология. 2018;22(1):75-82. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-1-75-82

For citation:


Kushnarenko N.N., Medvedeva T.A., Govorin A.V., Mishko M.Yu. CYSTATIN C IN THE DIAGNOSIS OF PRE-CLINICAL KIDNEY INJURY IN PATIENTS WITH GOUT. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(1):75-82. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-1-75-82

Просмотров: 416


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)