Preview

Нефрология

Расширенный поиск

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ, ФАКТОРЫ РИСКА И ИСХОДЫ ОСТРОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ПОЧЕК В РАННЕМ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ У ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПОЧЕК ПОСЛЕ КОРОНАРНОГО ШУНТИРОВАНИЯ

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-4-96-101

Полный текст:

Аннотация

ЦЕЛЬ: оценить факторы риска и распространенность острого повреждения почек (ОПП) у пациентов с хронической болезнью почек (ХБП) после изолированного коронарного  шунтирования (КШ) в раннем послеоперационном периоде.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ. В исследование включены 830 пациентов с изолированным КШ. Все операции выполнены в 2016 году. Для оценки функции почек в предоперационном  периоде рассчитывали скорость клубочковой фильтрации (СКФ) по формуле Chronic Kidney  Disease Epidemiology Collaboration (CKD-EPI). ОПП диагностировали в соответствии с  критериями Kidney Disease: Improving Global Outcomes (KDIGO). Пациенты  стратифицированы в группы в зависимости от величины СКФ.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Частота развития ОПП в группе пациентов без ХБП в анамнезе после КШ  составила 11,5% (n=59), в группе ОПП, осложняющего течение ХБП (ОПП–ХБП), 12,3%  (n=39). При наличии в анамнезе у пациента ХБП и проведении интраоперационно  инотропной/вазопрессорной терапии, используя два лекарственных препарата этой группы  и более, вероятность развития ОПП возрастает в 11,16 раза (OR 11,46; 95% CI 3,47–37,83;  р<0,01). При снижении гематокрита во время искусственного кровообращения (ИК) на 1%  вероятность развития ОПП возрастает на 12,36% (OR 0,89; 95% CI 0,81–0,98; р=0,02).  Необходимость проведения сеансов гемодиализа, длительность пребывания в отделении  интенсивной терапии и длительность госпитализации между группами не различались.  Развитие ОПП–ХБП достоверно увеличивает внтуригоспитальную летальность (р<0,05).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Наличие в анамнезе ХБП увеличивает вероятность тяжелого течения ОПП, а также летальность в раннем послеоперационном периоде. Выявленные факторы риска развития ОПП являются потенциально модифицируемыми.

Для цитирования:


Базылев В.В., Горностаев А.А., Щегольков А.А., Булыгин А.В. РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ, ФАКТОРЫ РИСКА И ИСХОДЫ ОСТРОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ПОЧЕК В РАННЕМ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ У ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПОЧЕК ПОСЛЕ КОРОНАРНОГО ШУНТИРОВАНИЯ. Нефрология. 2018;22(4):96-101. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-4-96-101

For citation:


Bazylev V.V., Gornostaev A.A., Schegol’kov A.A., Bulygin A.V. FREQUENCY RISK FACTORS AND OUTCOMES ACUTE KIDNEY INJURY IN THE EARLY PERIOD IN PATIENTS WITH CHRONIC KIDNEY DISEASE AFTER CABG SURGERY. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(4):96-101. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-4-96-101

ВВЕДЕНИЕ

Острое повреждение почек (ОПП) - одно из самых частых осложнений после кардиохирур­гических вмешательств [1-3]. Частота развития ОПП составляет около 30%, при этом у 5% па­циентов возникает необходимость в проведении заместительной почечной терапии, как правило, - гемодиализа (ГД), составляет 1-5%, при развитии менее тяжёлых вариантов достигает 30% [1-7]. В свою очередь, ОПП служит предиктором не толь­ко ближайших, но и отдалённых неблагоприят­ных исходов [2]. Госпитальная летальность в слу­чае развития ОПП достигает 10-20% у пациентов, не требующих проведения ГД, и 80% у пациентов, которым ГД проводят [1-7]. ОПП увеличивает за­болеваемость, длительность пребывания в стаци­онаре и, соответственно, затраты на лечение [8].

Факторы риска развития ОПП хорошо извест­ны и включают возраст, мужской пол, сахарный диабет (СД), застойную сердечную недостаточ­ность, заболевания периферических сосудов, хро­ническую обструктивную болезнь лёгких, хрони­ческую болезнь почек (ХБП), инотропную и вазопрессорную терапию, продолжительность искус­ственного кровообращения (ИК), время ишемии миокарда, тип операции и др. [1-7]. Пациенты с ХБП особенно подвержены развитию ОПП, кото­рое, в свою очередь, является фактором, ускоряю­щим прогрессирование имеющейся ХБП [4]. Риск развития ОПП у пациентов с ХБП увеличивает­ся пропорционально стадии ХБП. Число случаев ОПП у пациентов с ХБП в 10 раз выше по срав­нению с пациентами с сохранной функцией почек [10]. Остаётся неясным вопрос, каким образом ОПП, осложняющее течение послеоперационно­го периода у пациентов с ХБП (ОПП-ХБП), влия­ет на заболеваемость и летальность. Известные на данный момент времени результаты исследо­ваний противоречивы [10-13].

Цель исследования: оценить частоту развития ОПП-ХБП, факторы риска, исходы ближайшего послеоперационного периода (летальность, дли­тельность пребывания в отделении интенсивной терапии/стационаре, применение процедуры ГД).

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

В ретроспективное исследование включили пациентов после операции изолированного коро­нарного шунтирования (КШ). Операции выполня­ли в условиях ИК. Исключены пациенты, которым операцию выполняли по экстренным показаниям, и пациенты с первичной патологией мочевыдели­тельной системы.

Для оценки функции почек в предоперацион­ном периоде рассчитывали скорость клубочковой фильтрации (СКФ) по формуле CKD-EPI. В за­висимости от уровня СКФ пациенты стратифи­цированы на две группы: с сохранной функцией почек при СКФ более 60 мл/мин/1,73 м2 (ХБП—) и с ХБП при СКФ менее 60 мл/мин/1,73 м2 (ХБП+) в соответствии с рекомендациями KDIGO [14].

ОПП диагностировали на основании критери­ев KDIGO. Решение о начале ГД принимали по­сле всестороннего анализа клинической ситуации в целом [1, 2, 4].

При КШ с ИК проводилась комбинированная анестезия (внутривенная и ингаляционная) со­гласно протоколу. Индукция начиналась с введе­ния фентанила, пропофола и рокурония бромида для выполнения интубации. Анестезия поддержи­валась фентанилом до общей дозы 20-25 мкг/кг и севофлюраном 1,5-2,5%об, во время ИК седацию поддерживали ингаляцией севорана в контур оксигенатора 1,5-2,5 об% (МАК 1,3-1,7). Искус­ственную вентиляцию легких (ИВЛ) проводи­ли в режиме управления по объему кислородно­воздушной смесью. ИК проводилось на фоне тотальной гепаринизации на роликовых насосах с коэффициентом перфузии 2,8-3 л/м2/мин в нор­мотермическом режиме (температура венозной крови 36,6-36,7 °С). Перфузионное давление под­держивалось на уровне 55-70 мм рт. ст. Использо­вались покрытые гепарином магистрали и окси­генаторы.

После завершения операции все пациенты транспортировались в отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), где ведение паци­ентов осуществлялось в соответствии со стан­дартными протоколами.

Мониторинг в ОРИТ включал: инвазивный контроль артериального давления (иАД), цен­трального венозного давления (ЦВД), газового и электролитного состава артериальной и венозной крови, мониторинг общего и биохимического анализа крови с учётом уровня креатинина. Прово­дили почасовой контроль диуреза.

 

Таблица 1 / Table 1

Частота ОПП после КШ в сравниваемых группах (n (%))

The frequency of AKI after coronary artery bypass graft in the compared groups, n (%)

Стадия ОПП

ХБП—,n=513

ХБП +, n=317

p

I

56 (10,9)

28 (8,8)

0,33

II

3(0,6)

9(2,8)

0,01

III

0 (0)

2(0,6)

0,28

ОПП всего

59 (11,5)

39 (12,3)

0,79

Примечание. ОПП - острое повреждение почек; КШ - коронарное шунтирование; ХБП - хроническая болезнь почек.

Через 48 ч пациентов переводили в хирурги­ческое отделение, где уровень креатинина кон­тролировали один раз в сутки при настороженно­сти относительно возможного прогрессирования ОПП. Проводили контроль суточного диуреза. При неосложненном течении послеоперацион­ного периода контроль биохимического анализа крови осуществляли на 5-е сутки и/или перед вы­пиской пациента из стационара.

Все клинические и лабораторные данные о па­циентах взяты из электронной истории болезни («Медиалог 7.10 В0119»). Статистический анализ полученных результатов осуществляли с помо­щью программы «SPSS Statistics 21.0» («SPSS Inc IBM Company», США). Результаты представлены как численность группы (n), доля от группы (%), достигнутый уровень значимости (p), отношение шансов (OR), 95% интервал отношения шансов [OR (95%CI)]. Выполнена проверка всех коли­чественных переменных на тип распределения с помощью критерия Колмогорова-Смирнова, гра­фически - с помощью квантильных диаграмм, а также показателей асимметрии и эксцесса. Ре­зультаты представлены как медиана (Me) и квар­тили (P25 и P75). Полученные данные с асимме­тричным распределением сравнивали с помощью межгруппового непараметрического критерия Манна-Уитни.

Качественные данные сравнивали с помощью межгруппового критерия χ2 Пирсона. Риски оце­нивали при проведении пошагового многофактор­ного логистического регрессионного анализа. По­следний был использован с целью подбора мно­жества независимых предикторов, включенных в статистическую модель, оказывающих влияние на зависимую переменную (вероятность возник­новения ОПП в послеоперационном периоде). Нулевую статистическую гипотезу об отсутствии различий и связей отвергали при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Частота ОПП в группах «ХБП—» и «ХБП +» после КШ составила 11,5 (n=59) и 12,3% (n=39) соответственно, p>0,1 (табл. 1).

В группе больных «ХБП+» преобладали жен­щины, средний возраст пациентов, а также индекс массы тела (ИМТ) были достоверно выше, чаще, выявляли СД, был ниже предоперационный уро­вень гематокрита, отмечали более высокий риск неблагоприятного исхода коронарного шунтиро­вания по шкале Euroscore II (1,68% против 2,24%; p<0,01), во время ИК выявлена более выраженная гемодилюция, чаще проводилась гемотрансфузия, чем в чем у пациентов в группе «ХБП—» (табл. 2).

В послеоперационном периоде в группе «ХБП+» была выше продолжительность ИВЛ. Ча­стота проведения ГД, длительность пребывания в ОРИТ/стационаре статистически не отличались между группами (р>0,05) (табл. 3).

Выявлены следующие интраоперационные факторы риска развития ОПП у пациентов с ис­ходной ХБП: применение инотропной/вазопрес- сорной терапии (OR 11,46; 95% CI 3,47-37,83; р<0,01), снижение Ht во время ИК на 1% увеличи­вает риск развития ОПП на 12,36% (OR 0,89; 95% CI 0,81-0,98; р=0,02) (табл. 4).

Развитие ОПП-ХБП достоверно увеличивает госпитальную летальность (р<0,05) (табл. 3).

ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты нашего исследования коррелируют с работами других авторов. В исследовании S.Y. Li и соавт. частота развития ОПП среди 964 пациен­тов после изолированного КШ была 19,8%. ОПП 1 стадии зафиксировано у 7,9% пациентов, ОПП 2 стадии у 3,5% и ОПП у 38,4%. Вероятность раз­вития ОПП 3 стадии после КШ увеличивалась у пациентов с ХБП. Проведение ГД требовалось 7% пациентов, причём, количество проводимых про­цедур резко увеличивалось у пациентов с ХБП 4-5 стадии: 38 и 75% соответственно [15]. R. Lombardi и соавт. выявили, что среди 1749 пациентов после различных видов кардиохирургических вмеша­тельств ОПП развилась в 42,5% случаев. В группе с СКФ более 60 мл/мин/1,73 м2 частота ОПП соста­вила 41,9 и 43,4%, в группе с СКФ - менее 60 мл/ мин/1,73 м2. Необходимость в проведении ГД была у 0,6 и 3,7% соответственно (р<0,05) [16].

Факторами риска ОПП-ХБП, как и в других исследованиях, оказались применение вазопрес- сорной/инотропной терапии [16,17] и уровень гематокрита во время ИК. Что касается гемато- крита, то вопрос о его оптимальном уровне во время ИК остаётся открытым. Безусловных до­казательств положительного или отрицательного воздействия трансфузии эритроцитной массы к настоящему времени не получено. R.H. Habib и соавт. провели ретроспективный анализ 1760 опе­раций, выполненных в условиях ИК. Повышение сывороточного креатинина отмечалось при уров­не гематокрита во время ИК ниже 22% [18]. Пара­доксально, но переливание эритроцитной массы увеличивает риск развития ОПП от 2 до 3,5 раз [19]. Стандартно цель данной процедуры опреде­ляют как гемодилюцию. Однако гемотрансфузия не только не способствует этому, но может, наобо­рот, ассоциироваться с увеличением вязкости кро­ви и, соответственно, усугублять ишемию почек. По этой причине любую гемотрансфузию нужно проводить с осторожностью, с учетом данных волемического статуса в соответствии с существую­щими рекомендациями [20].

 

Таблица 2 / Table 2

Сравнительная характеристика предоперационных и интраоперационных показателей у пациентов [n (%),Me (ДИ)]

Comparative characteristics of preoperative and intraoperative parameters in patients, n (%), Me (CI)

Показатель

ХБП — n=513

ХБП + n=317

p

Пол мужской

445 (86,7)

222 (70)

<0,01

Возраст, лет

59 (55-64)

63(59-67)

<0,01

ИМТ

29,01 (25,96-32,4)

29,73 (26,89-33,25)

0,02

Euroscore II, %

1,68 (1,33-2,63)

2,24 (1,52-3,55)

<0,01

СД

96 (18,7)

79 (24,9)

0,03

ФВ, %

55,29 (47,47-61,62)

56,33 (47,5-63,44)

0,2

ИЭУО, мл/м2

35,72 (31,54-39,19)

35,15 (30,99-39,41)

0,59

Ht исходно, %

43,6 (41,4-45,8)

43,2 (40,4-45,4)

0,01

Ht мин во время ИК, %

23 (20-26)

22 (19-24)

<0,01

Длительность ИК, мин

62 (48-87)

60 (45-86)

0,12

Длительность ИМ, мин

39 (28-54)

36 (27-52)

0,15

Эр. масса

80 (15,6)

85 (26,8)

<0,01

Lac макс, ммоль/л

3 (2,2-3,9)

3 (2,2-4,1)

0,9

Кардиотоники/вазопрессоры >2 препарата

20 (3,9)

13 (4,1)

0,89

Примечание. Здесь и в табл. 4: ХБП - хроническая болезнь почек; ИМТ - индекс массы тела; Euroscore II - процент летальности, рассчитанный по прогностической шкале Евроскор II; СД - сахарный диабет; ФВ - фракция выброса сердца, измеренная по методу Симпсона; ИЭУО - индекс эффективного ударного объёма, измеренный по методу Симпсона; Ht исходно - гематокрит, полученный в общем анализе крови при предоперационном обследовании; Ht во время ИК - гематокрит, полученный во время искусственного кровообращения, при анализе крови на газовый состав и кислотно-основное состояние; ИК - искусственное кровообращение; ИМ - ишемия миокарда; эр. масса - эритроцитная масса; Lac - максимальный уровень лактата, полученный при интраоперационном и послеоперационном анализе артериальной крови.

 

Таблица 3 / Table 3

Сравнительная характеристика послеоперационных показателей у пациентов [n (%), Me (ДИ)]

Comparative characteristics of postoperative parameters in patients (n (%), Me (CI))

Показатель

ХБП — (n=513)

ХБП + (n=317)

p

Койко-дни всего, сут

10 (8-13)

10 (8-13)

0,51

Койко-дни ОРИТ, сут

1 (1-2)

1 (1-2)

0,2

Длительность ИВЛ, ч

5:18

(3:55-7:05)

5:50

(4:20-7:57)

<0,01

Кр. макс, мкмоль/л

109,5

(98,2-120,2)

121

(107,2-140,4)

<0,01

ВАБК

0 (0)

2(0,6)

0,07

ЗПТ

0 (0)

1 (0,3)

0,81

Госпитальная леталь­ность

1 (0,2)

4(1,3)

0,05

Примечание. ХБП - хроническая болезнь почек; ОРИТ - отде­ление реанимации и интенсивной терапии; ИВЛ - искусствен­ная вентиляция легких; Кр. макс. - максимальное значение креатинина, полученное за все время стационарного лечения; ВАБК - внутриаортальная баллонная контрпульсация; ЗПТ - заместительная почечная терапия.

 

Таблица 4 / Table 4

Предикторы ОПП у кардиохирургических пациентов с ХБП по данным многофакторного логистического регрессионного анализа(n=317)

Predictors of AKI in cardiosurgical patients with CKD according to multivariate logistic regression analysis

Показатель

OR

OR (95% CI)

p

Кардиотоники/вазопрессоры >2 препарата

11,46

3,47-37,83

<0,01

Ht мин во время ИК, %

0,89

0,81-0,98

0,02

Развитие ОПП-ХБП в нашем исследовании было связано с увеличением летальности. По­добные результаты были получены V.C. Wu и соавт., которые включили в своё исследование 17 778 пациентов ОРИТ хирургического профи­ля. Частота развития ОПП, которое классифици­ровалось в соответствии с критериями RIFLE, и летальность были выше в группе пациентов с ХБП. Впрочем, когда анализ показателей леталь­ности был ограничен только F-стадией ОПП (не­достаточность), которую клинически можно счи­тать наиболее значимой, показатели летальности были практически одинаковы: в группе ОПП- ХБП 47% и в группе ОПП 45% (p<0,01) [13]. A. Weerasinghe и авт. на примере 1427 пациен­тов после КШ отмечали увеличение летальности у пациентов с ХБП. Авторы разделили больных на три группы в зависимости от исходного уров­ня сывороточного креатинина. В группе, где он перед операцией был менее 130 ммоль/л, леталь­ность составила 2,3%, 130-149 ммоль/л - 7,6% и при уровне креатинина более 150 ммоль/л до­стигала 18,5% (р<0,05). Общая летальность была 3,2% (n=45) [21]. Также и другие исследования, выполненные у пациентов кардиохирургического профиля, демонстрировали увеличение леталь­ности при ХБП в анамнезе [22, 23]. Однако стоит отметить, что по данным некоторых исследова­ний при ОПП-ХБП было отмечено парадоксаль­ное снижение летальности. S.S. Waikar и соавт. проводили эпидемиологический анализ ОПП с 1988 по 2002 год. В группе пациентов ОПП-ХБП летальность была ниже, причём, данная тенден­ция сохранялась на протяжении 15 лет дальней­шего наблюдения. Общий уровень летальности в группе ОПП-ХБП составил 22%, а в группе ОПП с изначально сохранной функцией почек - 30% [10]. В похожем исследовании G.J. Prescott и со- авт. также обнаружили снижение летальности в группе ОПП-ХБП, как в перспективе краткос­рочной (10 дней: 20 против 30% соответственно), так и долгосрочной (90 дней: 43 против 50% со­ответственно) [11]. В работе N. Khosla и соавт., включавшей 618 пациентов ОРИТ, также обнару­жено снижение летальности в группе ОПП-ХБП: 31 и 40% соответственно. Авторы связывали сни­жение летальности в данной группе с тем, что пациенты с ОПП-ХБП были консультированы нефрологом на 2 дня раньше [12]. Следует от­метить, что в нашем исследовании пациенты в группе «ХБП +» имели более высокий операци­онный риск по Euroscore II, т.е. более тяжёлое ис­ходное состояние в предоперационном периоде, определяющееся, в частности, наличием сопут­ствующих заболеваний.

К ограничениям проведенного исследования можно отнести следующие. Во-первых, оно вы­полнено на изолированной когорте пациентов после КШ нашего центра, и поэтому полученные результаты едва ли могут быть распространены на другие клиники. Во-вторых, оно являлось ретро­спективным и, возможно, нами не были включены какие-либо факторы, имеющие влияние на осо­бенности течения послеоперационного периода

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данное исследование, выполненное на изо­лированной когорте пациентов нашего центра, показало, что наиболее тяжёлые формы ОПП чаще развиваются у пациентов с предшествую­щей ХБП. Выявленные факторы риска развития ОПП: применение инотропной/вазопрессорной терапии, уровень гематокрита во время искус­ственного кровообращения являются потенциаль­но модифицируемыми. Наличие в анамнезе ХБП увеличивает летальность в ближайшем послеопе­рационном периоде.

Список литературы

1. Смирнов АВ, Добронравов ВА, Румянцев АШ и др. Национальные рекомендации. острое повреждение почек: основные принципы диагностики, профилактики и терапии. ЧАСТЬ I. Нефрология 2016;20(1):79-104. https://doi.org/10.24884/1561-6274- 2016-20-1-8-15 [Smirnov AV, Dobronravov VA, Rumyantsev ASh et al. National guidelines acute kidney injury: basic principles of diagnosis, prevention and therapy. Part I. Nephrology (Saint-Petersburg). 2016;20(1):79-104. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2016- 20-1-8-15]

2. Смирнов АВ, Добронравов ВА, Румянцев АШ и др. Национальные рекомендации. острое повреждение почек: основные принципы диагностики, профилактики и терапии. Часть II. Нефрология. 2016;20(2):86-100 [Smirnov AV, Dobronravov VA, Rumyantsev ASh et al. National guidelines acute kidney injury: basic principles of diagnosis, prevention and therapy. PART II. Nephrology (Saint-Petersburg). 2016;20(2):86- 100. (In Russ.)]

3. O’Neal JB, Shaw AD, Billings FT. Acute kidney injury following cardiac surgery: current understanding and future directions. Critical Care 2016; 20(1): 187

4. Khwaja A. KDIGO clinical practice guidelines for acute kidney injury. Nephron Clinical Practice 2012; 120 (4):179-184

5. Lagny Marc-Gilbert, Jouret F, Koch JN et al. Incidence and outcomes of acute kidney injury after cardiac surgery using either criteria of the RIFLE classification. BMC nephrology 2015;16(1): 76

6. Mariscalco G, Lorusso R, Dominici C et al. Acute kidney injury: a relevant complication after cardiac surgery. The Annals of thoracic surgery 2011; 92 (4): 1539-1547

7. Еременко АА, Минболатова НМ. Острое почечное повреждение у пациентов с синдромом множественной органной дисфункции в раннем периоде после кардиохирургии. Анестезиология и реаниматология 2014; 60 (5): 38-42. [Eremenko AA, Minbolatova NM. Acute kidney injury in patients with multiple organ dysfunction syndrome in the early period after cardiac surgery. Anesteziologiia i reanimatologiia 2014; 60 (5): 38- 42. (in Russian)]

8. Chertow GM, Burdick E, Honour M et al. Acute kidney injury, mortality, length of stay, and costs in hospitalized patients. Journal of the American Society of Nephrology 2005; 16(11): 3365-3370

9. Yi Q, Li K, Jian Z et al. Risk factors for acute kidney injury after cardiovascular surgery: evidence from 2,157 cases and 49,777 controls-a meta-analysis. Cardiorenal medicine 2016; 6(3): 237-250

10. Waikar SS, Curhan GC, Wald R et al. Declining mortality in patients with acute renal failure, 1988 to 2002. J Am Soc Nephrol 2006;17(4):1143–1150

11. Prescott GJ, Metcalfe W, Baharani J et al. A prospective national study of acute renal failure treated with RRT: incidence, aetiology and outcomes. Nephrol Dial Transplant 2007; 22(9):2513–2519

12. Khosla N, Soroko SB, Chertow GM et al. Preexisting chronic kidney disease: a potential for improved outcomes from acute kidney injury. Clinical Journal of the American Society of Nephrology 2009; 4(12): 1914-1919

13. Wu VC, Huang TM, Lai CF et al. Acute-on-chronic kidney injury at hospital discharge is associated with long-term dialysis and mortality. Kidney Int 2011;80 (11):1222–1230

14. KDIGO 2012 clinical practice guideline for the evaluation and management of chronic kidney disease. Kidney Int Suppl 2013 Jan; 3(1):1-150

15. Li SY, Chen JY, Yang WC et al. Acute kidney injury network classification predicts in- hospital and long-term mortality in patients undergoing elective coronary artery bypass grafting surgery. European Journal of Cardio-Thoracic Surgery 2011; 39(3): 323-328

16. Lombardi R, Ferreiro A. Risk factors profile for acute kidney injury after cardiac surgery is different according to the level of baseline renal function. Renal failure 2008; 30(2): 155-160

17. Cartin-Ceba R, Kashiouris M, Plataki M et al. Risk factors for development of acute kidney injury in critically ill patients: a systematic review and meta-analysis of observational studies. Critical care research and practice 2012

18. Habib RH, Zacharias A, Schwann TA et al. Adverse effects of low hematocrit during cardiopulmonary bypass in the adult: should current practice be changed? The Journal of Thoracic and Cardiovascular Surgery 125(6): 1438-1450

19. Murphy GS, Hessel EA et al. Optimal perfusion during cardiopulmonary bypass: an evidence-based approach. Anesthesia & Analgesia 2009; 108(5): 1394-1417

20. Ferraris VA, Ferraris SP, Saha SP et al. Perioperative blood transfusion and blood conservation in cardiac surgery: the Society of Thoracic Surgeons and The Society of Cardiovascular Anesthesiologists clinical practice guideline. The Annals of thoracic surgery 2007; 83(5): S27-S86

21. Weerasinghe A, Hornick P, Smith P et al. Coronary artery bypass grafting in non–dialysis- dependent mild-to-moderate renal dysfunction. The Journal of Thoracic and Cardiovascular Surgery 2001; 121(6): 1083-1089

22. Zakeri R, Freemantle N, Barnett V et al. Relation between mild renal dysfunction and outcomes after coronary artery bypass grafting. Circulation 2005; 112(9): I-270

23. Litmathe J, Kurt M, Feindt P et al The impact of pre-and postoperative renal dysfunction on outcome of patients undergoing coronary artery bypass grafting (CABG). The Thoracic and cardiovascular surgeon 2009; 57(08): 460-463


Об авторах

В. В. Базылев
Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии Министерства здравоохранения России
Россия

440071, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Стасова, д. 6

Проф. Базылев Владлен Владленович, д-р мед. наук, главный врач. Тел./факс: (8412)41-23-11, (8412)41-23-77



А. А. Горностаев
Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии Министерства здравоохранения России
Россия

440071, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Стасова, д. 6

Горностаев Александр Александрович заведующий отделением анестезиологии и  реанимации № 2. Тел./факс: (8412)41-23-11, (8412)41-23-77, Моб. +7 927 375-05-69



А. А. Щегольков
Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии Министерства здравоохранения России
Россия

440071, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Стасова, д. 6

Щегольков Алексей Александрович врач отделения анестезиологии и реанимации № 2. Тел./факс: (8412)41-23-11, (8412)41-23-77, Моб. +7 927 388-93-55



А. В. Булыгин
Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии Министерства здравоохранения России
Россия

440071, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Стасова, д. 6

Булыгин Алексей Владимирович врач отделения анестезиологии и реанимации № 2. Тел./факс: (8412)41-23-11, (8412)41-23-77, Моб. +7 927 378-68-09



Для цитирования:


Базылев В.В., Горностаев А.А., Щегольков А.А., Булыгин А.В. РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ, ФАКТОРЫ РИСКА И ИСХОДЫ ОСТРОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ПОЧЕК В РАННЕМ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ У ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПОЧЕК ПОСЛЕ КОРОНАРНОГО ШУНТИРОВАНИЯ. Нефрология. 2018;22(4):96-101. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-4-96-101

For citation:


Bazylev V.V., Gornostaev A.A., Schegol’kov A.A., Bulygin A.V. FREQUENCY RISK FACTORS AND OUTCOMES ACUTE KIDNEY INJURY IN THE EARLY PERIOD IN PATIENTS WITH CHRONIC KIDNEY DISEASE AFTER CABG SURGERY. Nephrology (Saint-Petersburg). 2018;22(4):96-101. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-4-96-101

Просмотров: 183


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)