Preview

Нефрология

Расширенный поиск

ФЕРТИЛЬНОСТЬ У ЖЕНЩИН С ТЕРМИНАЛЬНОЙ ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-5-9-13

Полный текст:

Аннотация

В обзоре представлены современные данные о причинах снижения репродуктивной функции у женщин, получающих заместительную почечную терапию. Был проведен анализ доступных информационных источников и установлена общая характеристика изменений репродуктивной функции женского организма и ассоциация с течением хронической почечной недостаточности. Выявлена прямая зависимость снижения репродуктивной функции женщин в зависимости от вида, длительности и модальности проводимой заместительной почечной терапии. Определены возможные пути повышения фертильности путем выбора альтернативных гемодиализу и гемодиафильтрации методов заместительной почечной терапии. Выявлены этиологические факторы и патогенетические механизмы развития инволютивных изменений в женской репродуктивной системе с указанием влияния на эти изменения нарушенных функций почек, повышенной лекарственной нагрузки и самих параметров процедур заместительной почечной терапии. Установлено, что применение метода трансплантации почки вне зависимости от ее вида (трупная или близкородственная от живого донора) является наиболее оптимальной формой заместительной почечной терапии поддержания и восстановления женской фертильности. Проведены аналогии с развитием гормональных нарушений у женщин без хронической почечной недостаточности и у женщин с терминальной стадией хронической болезни почек. Выделены перспективные направления в изучении женской фертильности при достижении конечной стадии болезни почек и начале диализной терапии.

Для цитирования:


Литвинов А.С., Бисультанова З.А. ФЕРТИЛЬНОСТЬ У ЖЕНЩИН С ТЕРМИНАЛЬНОЙ ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ). Нефрология. 2017;21(5):9-13. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-5-9-13

For citation:


Litvinov A.S., Bisultanova Z.A. WOMEN FERTILITY ASSOCIATED WITH END-STAGE CHRONIC RENAL FAILURE (LITERATURE REVIEW). Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(5):9-13. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-5-9-13

ВВЕДЕНИЕ

Терминальная почечная недостаточность (тПН) и заместительные методы терапии утрачен­ной функции почек (ЗМТ) - гемодиализ (ГД) и его модификации, перитонеальный диализ (ПД) явля­ются независимыми факторами риска (ФР), ассо­циированными с развитием сопутствующей пато­логии и осложнений (в том числе ятрогенных) и общим снижением качества жизни [1-4].

Сексуальная дисфункция [5, 6], эректильная дисфункция, наблюдающаяся у 75% мужчин, по­лучающих ЗМТ [7-9], нарушения сперматогене­за [10-12] и овогенеза [13, 14], снижение либидо [15], низкая вероятность зачатия и сложность про­текания беременности [16-18], в свою очередь, яв­ляются дополнительными ФР, оказывающими не­гативное влияние на качество жизни, частоту раз­вития депрессии и косвенно ассоциированными со снижением выживаемости пациентов [19, 20].

Изменения в половой сфере носят преиму­щественно органический характер и связаны с уремической интоксикацией, наличием сопут­ствующих заболеваний, гиперкатаболизмом и рядом других факторов. Начало ЗМТ является дополнительным ФР, определяющим снижение фертильности, так как нарушения гипоталамогипофизарно-гонадной оси (ГГГ) обнаруживают­ся еще до начала ЗМТ и против ожидания с нача­лом ЗМТ продолжают усиливаться [21]. Стоит от­метить, что у мужчин более выражены изменения в функции половых желез, тогда как у женщин изменения носят центральный характер [22,23].

По данным [24], женщины составляют около 44,3% от общего числа пациентов, получающих ГД и 47% от числа пациентов на ПД. У женщин, получающих ЗПТ, по сравнению с мужчинами бо­лее низкая выживаемость и более высокая часто­та летальных исходов, не связанных с сердечно­сосудистой патологией [25, 26]. Кроме того, по сравнению с мужчинами более высокая частота летальности наблюдается у женщин репродуктив­ного возраста моложе 45 лет [4, 27].

У женщин, получающих ЗМТ, часто наблюда­ются нарушения менструального цикла, ановуляция, бесплодие, ранняя менопауза, раннее и бы­строе развитие патологии скелета. Частота зача­тия у женщин детородного возраста, получающих ЗМТ, составляет 1-7% [23].

Постановка проблемы

Снижение фертильности у женщин, получаю­щих ЗМТ, является неоднозначной проблемой. С одной стороны, сообщения о благополучных ис­ходах беременности, вероятности зачатия с каж­дым годом растут [28-33]. Показатель частоты развития беременности в Европе в 70-е годы со­ставлял менее 1%, в США - 1,4% в 1990-1992 гг.; 2,4% - в 1992-1995 гг., в Японии - 3,4% в 1996 г., в Саудовской Аравии 5-7,9% - в 2000 г. В настоя­щее время, по данным [33, 34], доля беременных выросла до 15,9% [35, 36].

Сложность ведения беременных с помощью методов ЗМТ, высокая частота осложнений бере­менности, рождение недоношенных детей и де­тей с низкой массой тела, отсутствие протоколов и стандартов ведения беременных на ГД и ПД, отсутствие интереса к этому вопросу со сторо­ны врачей-нефрологов диализных залов создает определенные трудности для глубокого изуче­ния фертильности у женщин на ГД и ПД, а также успешного развития этого клинического направ­ления в современной гинекологии и акушерстве [9, 37-39].

Выделение некоторых факторов риска и их характеристика

По данным [21], из 1472 женщин, получающих ЗМТ, 55% находились в партнерских отношениях. Только треть женщин была сексуально активна. При этом 84,2% женщин, получающих ЗМТ, при проведении опроса сообщили о наличии у них сексуальной дисфункции (SexD). Из женщин, на­ходящихся в партнерских отношениях, 77,9% со­общали о наличии SexD, а среди женщин, не име­ющих партнера, - 91,9%. Кроме того, SexD чаще наблюдается у женщин, длительно ожидающих трансплантацию почки, не имеющих работы и по­стоянного партнера, с более низким уровнем об­разования, наличием сахарного диабета (СД) и из­бытком массы тела. Частота встречаемости SexD положительно коррелирует с возрастом. [40-44]. К подобному мнению пришла и группа амери­канских исследователей [39], установивших связь между SexD и такими факторами, как возраст, на­личие СД и уровень эндогенной депрессии.

Остается открытым вопрос о ФР, определяю­щих как женскую, так и мужскую фертильность. Исследователи [45] обнаружили взаимосвязь между повышенным уровнем адипоцитокинов и развитием таких осложнений, как белково­энергетическая недостаточность, кахексия, атеро­склероз, хроническое воспаление. Кроме того, до­казана ассоциация между повышенным уровнем адипоцитокинов и снижением фертильности.

Выявлена ассоциация между выраженностью уремии и повышением уровня пролактина, сни­жением общего и свободного тестостерона в сы­воротке крови, повышением уровня лютеинизи- рующего и фолликул-стимулирующего гормонов. У женщин это приводит к развитию ановуляции и ранней менопаузе [46].

В 2010 г. были опубликованы результаты [47] рандомизированного, двойного слепого, плацебоконтролируемого исследования, поставившего своей задачей определить взаимосвязь между вто­ричной гиперинсулинемией, инсулинрезистентностью и уровнем андрогенов у женщин в пост­менопаузе. Было доказано, что инсулинрезистентность ассоциируется с более высокими уровнями общего и свободного тестостерона у женщин и что лечение инсулинрезистентности приводит к снижению андрогенов. При этом гиперинсулинемия связана с гипертестостеронемией. В свою очередь, назначение препаратов, снижающих уро­вень тестостерона, не оказывает влияния на инсулинрезистентность в этой группе. Клеточный механизм резистентности к инсулину включает в себя пострецепторный дефект в трансдукции сиг­нала инсулина [48, 49]. Последующее развитие гиперинсулинемии увеличивает выработку тесто­стерона путем стимуляции цитохрома Р450с17α в яичниках [50].

Одним из ФР снижения женской фертильно­сти исследователи называют пентраксин-3 [51], который является белком острой фазы, наряду с С-реактивным белком. Было установлено, что уровень пентраксина-3 был достоверно ниже у женщин с поликистозом яичников и достоверно ассоциировался с гиперандрогенемией и гиперинсулинемией.

Заслуживает упоминания исследование [52], в котором анализировали уровень антимюллерова гормона (АМГ) у женщин, получающих ГД и перенесших трансплантацию почки. Роль АМГ в фолликулогенезе разнообразна и до конца не из­учена. Эксперименты на мышах с выключенной функцией АМГ показали, что у таких животных скорость входа примордиальных фолликулов в число растущих увеличена. Авторы этого ис­следования считают, что АМГ может защищать примордиальные фолликулы от выхода из покоящегося состояния [53]. Недавно было найдено подтверждение подобного механизма у человека. Были описаны женщины с уменьшенной активно­стью АМГ, которая объяснялась полиморфизмом в гене рецептора к АМГ второго типа (AMH-RII). У таких женщин менопауза наступала раньше, чем в популяции [54]. Было установлено, что у женщин с регулярным менструальным циклом, получающих ЗМТ, уровень АМГ был достоверно ниже, чем у здоровых женщин. В свою очередь, после успешной трансплантации почки в течение 6 мес после операции уровень АМГ у женщин с тПН достоверно не отличался от уровня АМГ у здоровых женщин.

В 2005 году группа ученых [55] исследовали ассоциации между уровнем асимметричного ди- метиларгинина (АДМА) и сердечно-сосудистой смертностью у пациентов с уремией [56]. Была доказана связь между АДМА и толщиной инти­мы-медиа сонной артерии и массой миокарда левого желудочка, в том числе его концентриче­ской гипертрофии [57, 58]; была доказана сильная связь между уровнем АДМА и всеми причинами летальности пациентов [57], включая и сердечно­сосудистую летальность [58]. Высокий уровень АДМА ассоциировался со снижением скорости клубочковой фильтрации и нарастал после начала и продолжения ГД [59, 60]. Доказана ассоциация между высоким уровнем АДМА и нарушениями регуляции мозгового кровотока и функций нерв­ной системы [59], развитием инсулинорезистент- ности [61], дисфункцией щитовидной железы, нарушениями фосфорно-кальциевого обмена и развитием патологии скелета, а также снижением фертильности и развитием эректильной дисфунк­ции [62,63].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Механизмы снижения фертильности у женщин с тПН до настоящего времени остаются не выяс­ненными до конца. Ряд наблюдений успешных и не очень успешных беременностей и родоразре- шений у женщин, получающих ЗМТ [64], позволи­ли обозначить подходы к изменению модальности диализной терапии у этой категории больных [65, 66]. Выявлены некоторые закономерности между интенсивностью ЗМТ и улучшением прогноза для матери и ребенка [67-69]. Можно считать до­казанным фактом, что успешная трансплантация почки является прогностически благоприятным фактором фертильности, успешного зачатия и вынашиваемости плода [68].

Тем не менее, дать однозначный ответ на во­прос о причинах снижениях фертильности, ран­нем развитии иволютивных изменений органов размножения, возникающем гормональном дис­балансе в организме женщины пока не представ­ляется возможным.

Изучение ФР, определяющих фертильность в общей популяции женского населения, позволяет только дать направление дальнейшим исследова­ниям этого вопроса, так как популяция пациентов, получающих ЗМТ, подвержена влиянию уникаль­ных и мало изученных собственных внутрипопуляционных ФР, связанных как с проведением самих операций ГД и его модификаций, так и большой лекарственной нагрузкой, включающей в себя гетерогенную группу препаратов, влияние которых на фертильность до сих пор остается от­крытым и дискутируемым вопросом.

Можно предположить, что те вопросы, которые мы осветили в данном обзоре, являются звеньями цепи комплексного понимания проблем фертиль­ности, неразрывно связанных с вопросами био­совместимости диализных мембран и полимеров медицинского назначения [20], выбором модаль­ности диализной терапии и подбора программ ЗМТ, а также дальнейшим углублением и поиском маркеров и новых ФР снижения фертильности, определяющих, в конечном итоге, не только каче­ство жизни женщин, получающих ЗМТ, но и их выживаемость.

Об авторах

А. С. Литвинов
Северо-Кавказский нефрологический центр
Россия

канд. мед. наук, директор,

344022, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. М. Горького, д. 130, этаж 7



З. А. Бисультанова
Клиническая больница № 4
Россия

отделение гинекологии, врач,

364000, Чеченская Республика, г. Грозный, ул. Социалистическая, д. 4



Список литературы

1. Bremer BA, McCauley CR, Wrona RM, Johnson JP. Quality of life in end-stage renal disease: A reexamination. Am J Kidney Dis 1989; (13): 200–209

2. Davison SN, Jhangri GS. Impact of pain and symptom burden on the health-related quality of life of hemodialysis patients. J Pain Symptom Manage 2010; (39): 477–485

3. Evans RW, Manninen DL, Garrison LP et al. The quality of life of patients with end-stage renal disease. N Engl J Med 1985; (312): 553–559

4. Merkus MP, Jager KJ, Dekker FW et al. The Necosad Study Group: Quality of life in patients on chronic dialysis: Selfassessment 3 months after the start of treatment. Am J Kidney Dis 1997; (29): 584–592

5. Mor M, Sevick M, Shields Aet al. Sexual function, activity, and satisfaction among women receiving maintenance hemodialysis. Clin J Am Soc Nephrol 2014; (9): 128–134

6. US. Renal Data System. USRDS 2012 annual data report: atlas of chronic kidney disease and end-stage renal disease in the United States. Bethesda, MD: National Institute of Health, National Institute of Diabetes and Digestive and Kidney Diseases. 2012

7. Billips K. Erectile dysfunction as a marker for vascular disease. Curr Urol Rep 2005; (6): 439–444

8. Navaneethan SD, Vecchio M, Johnson DW et al. Prevalence and correlates of self-reported sexual dysfunction in CKD: A meta-analysis of observational studies. Am J Kidney Dis 2010; (56): 670–685

9. Procci WR, Goldstein DA, Adelstein J, Massry SG. Sexual dysfunction in the male patient with uremia: a reappraisal. Kidney Intl 1981; (19): 317–323

10. Kaufman JM, Hatzichristou DG, Mulhall JP et al. Impotence and chronic kidney failure: a study of the hemodynamic pathophysiology. J Urol 1994; (151): 612–618

11. Reddy SS, Holley JL. The importance of increased dialysis and anemia management for infant survival in pregnant women on hemodialysis. Kidney Int 2009; 75 (11): 1133–1134

12. Simon J. Testosterone patch increases sexual activity and desire in surgically menopausal women with hypoactive sexual desire disorder. J Clin Endocrinol Metab 2005; (90): 5226–5233

13. Handelsman DJ. Hypothalamic-pituitary gonadal dysfunction in kidney failure, dialysis and kidney transplantation. Endocr Rev 1985; (6): 151–182

14. Asamiya Y, Otsubo S, Matsuba Y et al. The importance of low blood urea nitrogen levels in pregnant patients undergoing hemodialysis to optimize birth weight and gestational age. Kidney Int 2009; 75 (11): 1217–1222

15. Gomez F, de la Cueva R, Wauters J-P, Lemarchand-Beraud T. Endocrine abnormalities in patients undergoing long-term hemodialysis. The role of prolactin. Amer J Med 1980; (68): 522–530

16. Ayub W, Fletcher S. End stage kidney disease and erectile dysfunction. Is there any hope? Nephrol Dial Transplant 2000; (15): 1525–1528

17. Niemczyk S, Romejko-Ciepielewska K, Niemczyk L. Adipocytokines and sex hormone disorders in patients with chronic renal failure (CRF). Endokrynol Po 2012; 63 (2): 148-155

18. Serban C et al. A systematic review and meta-analysis of the effect of statins on plasma asymmetric dimethylarginine concentrations. Sci Rep 2015; (5): 9902

19. Giovanni FM, Strippoli GF. Sexual Dysfunction in Women with ESRD Requiring Hemodialysis. Clin J Am Soc Nephrol 2012; 7 (6): 974–981

20. Harrington K, Fayyad A, Thakur V et al. The value of uterine artery Doppler in the prediction of uteroplacental complications in multiparous women. Ultrasound Obstet Gynecol 2004; 23 (1): 50–55

21. Nestler JE, Jakubowicz DJ. Decreases in ovarian cytochrome P450c17α activity and serum free testosterone after reduction of insulin secretion in polycystic ovary syndrome. N Engl J Med 1996; (335): 617–623

22. Dachille G. Sexual dysfunction in patients under diaytic treatment. Minerva Urol Nefrol 2006; (58): 195–200

23. Peng Y. Sexual dysfunction in female hemodialysis patients: a multicenter study. Kidney Int 2005; (68): 760–765

24. Boger RH et al. Asymmetric dimethylarginine (ADMA): a novel risk factor for endothelial dysfunction: its role in hypercholesterolemia. Circulation 1998; (98): 1842–1847

25. Chan CT. Nocturnal hemodialysis: an attempt to correct the ‘unphysiology’ of conventional intermittent renal replacement therapy. Clin Invest Med 2002; 25 (6): 233–235

26. Miller JE, Kovesdy CP, Nissenson AR et al. Association of hemodialysis treatment time and dose with mortality and the role of race and sex. Am J Kidney Dis. 2010; (55): 100–112

27. Carrero JJ, de Jager DJ, Verduijn M et al. Cardiovascular and noncardiovascular mortality among men and women starting dialysis. Clin J Am Soc Nephrol 2011; (6): 1722–1730

28. Wang Z, Tang WH, Cho L et al. Targeted metabolomic evaluation of arginine methylation and cardiovascular risks: potential mechanisms beyond nitric oxide synthase inhibition. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2009; (29): 1383–1391

29. Hladunewich M, Nadeau-Fredette AC, Hercz AE et al. Pregnancy in end stage renal disease. Semin Dial 2011; 24 (6): 634–639

30. Hogas S et al. Predictive Value for Galectin 3 and Cardiotrophin 1 in Hemodialysis Patients. Angiology 2016; (67): 854–859

31. Luders C, Castro MC, Titan SM et al. Obstetric outcome in pregnant women on long-term dialysis: a case series. Am J Kidney Dis 2010 56; (1): 77–85

32. Piccoli GB, Cabiddu G et al. Pregnancy in Chronic Kidney Disease: questions and answers in a changing panorama. Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol 2015; 29 (5): 625-642

33. Прокопенко Е, Никольская И. Беременность у женщин с хронической почечной недостаточностью (ч. 1). Врач 2013; (8): 9–12 [Prokopenko E, Nikolskaia I. Beremennost u zhenshchin s hronicheskoy pochechnoiy nedostatochnostyu (ch. 1). Vrach 2013; (8): 9–12 (in Russ.)]

34. Carrero JJ. Gender differences in chronic kidney disease: underpinnings and therapeutic implications. Kidney Blood Press Res 2010; (33): 383–392

35. Nadeau-Fredette AC, Hladunewich M, Hui D et al. Endstage renal disease and pregnancy. Adv Chronic Kidney Dis 2013 20; (3): 246-252

36. Palmer BF, Clegg DJ. Gonadal dysfunction in chronic kidney disease. Rev Endocr Metab Disord 2016; (1): 132-138

37. Rosas SE, Joffe M, Franklin E et al. Prevalence and determinants of erectile dysfunction in hemodialysis patients. Kidney Int 2001; (59): 2259–2266

38. Basok EK, Atsu N, Rifaioglu MM et al. Assessment of female sexual function and quality of life in predialysis, peritoneal dialysis, hemodialysis, and renal transplant patients. Int Urol Nephrol 2009; (41): 473–481

39. Rathi M, Ramachandran R. Sexual and gonadal dysfunction in chronic kidney disease: pathophysiology. Indian J Endocrinol Metab 2012; (16): 214–219

40. Villar E, Remontet L, Labeeuw M, Ecochard R. Effect of age, gender, and diabetes on excess death in end-stage renal failure. J Am Soc Nephrol 2007; (18): 2125–2134

41. Stewart-Bentley M, Gans D, Horton R. Regulation of gonadal function in uremia. Metabolism 1974; (23): 1065–1072

42. Filocamo MT, Zanazzi M, Li Marzi V et al. Sexual dysfunction in women during dialysis and after renal transplantation. J Sex Med 2009; (6): 3125–3131

43. Kevenaar ME, Themmen AP, Rivadeneira F et al. A polymorphism in the AMH type II receptor gene is associated with age at menopause in interaction with parity. Hum Reprod 2007 22; (9): 2382-2388

44. Kielstein JT, Zoccali C. Asymmetric dimethylarginine: a cardiovascular risk factor and a uremic toxin coming of age? Am J Kidney Dis 2015 46; (2): 186-202

45. Boger RH, Bode-Boger SM. The clinical pharmacology of L-arginine. Annu Rev Pharmacol Toxicol 2001; (41): 79–99

46. Seethala S, Hess R, Bossola M et al. Sexual function in women receiving maintenance dialysis. Hemodial Int 2010; (14): 55–60

47. Leong T et al. Asymmetric dimethylarginine independently predicts fatal and nonfatal myocardial infarction and stroke in women – 24-year follow-up of the population study of women in Gothenburg. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2008; (28): 961–967

48. Yazici R, Altintepe L, Guney I et al. Female sexual dysfunction in peritoneal dialysis and hemodialysis patients. Ren Fail 2009; (31): 360–364

49. Bailie GR, Elder SJ, Mason NA et al. Sexual dysfunction in dialysis patients treated with antihypertensive or antidepressive medications: results from the DOPPS. Nephrol Dial Transplant 2007; 22 (4.): 1163–1170

50. Ciaraldi TP, el-Roeiy A et al. Cellular mechanisms of insulin resistance in polycystic ovarian syndrome. J Clin Endocrinol Metab 1992; (75): 577–583

51. Buckner CL, Wilson L, Papadea CN. An unusual cause of elevated serum total beta hCG. Ann Clin Lab Sci 2007; 37 (2): 186–191

52. Durlinger AL, Kramer P, Karels B et al. Control of primordial follicle recruitment by anti-Müllerian hormone in the mouse ovary. Endocrinology 1999; 140 (12): 5789-5796

53. Furaz-Czerpak KR, Fernandez-Juarez G, Moreno-de la Higuera MA et al. Pregnancy in women on chronic dialysis: a review. Nefrologia 2012; 32 (3): 287–294

54. Guglielmi KE. Women and ESRD: modalities, survival, unique considerations. Adv Chronic Kidney Dis 2013; 20 (5): 411-418

55. Lu TM, Chung MY, Lin CC et al. Asymmetric dimethylarginine and clinical outcomes in chronic kidney disease. Clin J Am Soc Nephrol 2011; (6): 1566–1572

56. Piccoli GB, Conijn A, Consiglio V et al. Pregnancy in dialysis patients: is the evidence strong enough to lead us to change our counseling policy? Clin J Am Soc Nephrol 2010; 5 (1): 62–71

57. Ravani P et al. Asymmetrical dimethylarginine predicts progression to dialysis and death in patients with chronic kidney disease: A competing risks modeling approach. Journal of the

58. American Society of Nephrology 2005; (16): 2449–2455

59. Schlesinger S, Sonntag SR, Lieb W, Maas R. Asymmetric and Symmetric Dimethylarginine as Risk Markers for Total Mortality and Cardiovascular Outcomes: A Systematic Review and MetaAnalysis of Prospective Studies. PLoS One 2016; (11): e0165811

60. Toorians A, Janssen E, Laan E et al. Chronic kidney failure and sexual functioning: clinical status versus objectively assessed sexual response. Nephrol Dial Transplant 1997; (12): 2654–2663

61. Tosi F, Di Sarra D et al. Plasma levels of pentraxin-3, an inflammatory protein involved in fertility, are reduced in women with polycystic ovary syndrome. Eur J Endocrinol 2014; 170 (3): 401-409

62. Никольская ИГ, Новикова СВ, Будыкина ТС и др. Беременность у пациенток с хронической почечной недостаточностью: тактика ведения родоразрешения при консервативно-курабельной стадии. Российский вестник акушера-гинеколога 2012; 12 (6): 21–28 [Nikolskaia IG, Novikova SV, Budykina TS i dr. Beremennost u pacientok s hronicheskoy pochechnoy nedostatochnostyiu: taktika vedeniya rodorazresheniya pri konservativno-kurabelnoy stadii. Rossyiskyi vestnyk akushera-ginekologa 2012; 12 (6): 21–28 (in Russ.)].

63. van Eps C, Hawley C, Jeffries J et al. Changes in serum prolactin, sex hormones and thyroid function with alternate nightly nocturnal home haemodialysis. Nephrology (Carlton) 2012; 17 (1): 42-47

64. Прокопенко Е, Никольская И. Беременность у женщин с хронической почечной недостаточностью (ч. 2). Врач 2013; (8): 13–18 [Prokopenko E, Nikolskaia I. Beremennost u zhenshchin s hronicheskoy pochechnoy nedostatochnostyiu (ch. 2). Vrach 2013; (8): 13–18 (in Russ.)].

65. Pipili C, Grapsa E, Koutsobaili A et al. Pregnancy in dialysis-dependent women – the importance of frequent dialysis and collaborative care: a case report. Hemodial Int 2011; 15 (3): 306–311

66. Patel SM, Iqbal N et al. Effects of metformin and leuprolide acetate on insulin resistance and testosterone levels in nondiabetic postmenopausal women: a randomized, placebo-controlled trial. Fertil Steril 2010; 94 (6): 2161-2166

67. Panaye M, Jolivot A, Lemoine S et al. Pregnancies in hemodialysis and in patients with end-stage chronic kidney disease: epidemiology, management and prognosis. Nephrol Ther 2014; 10 (7): 485-491

68. Konukoglu D, Firtina S, Serin O. The relationship between plasma asymmetrical dimethyl-L-arginine and inflammation and adhesion molecule levels in subjects with normal, impaired, and diabetic glucose tolerance. Metabolism 2008; (57): 110–115

69. Dunaif A, Wu X, Lee A, Amanti-Kandarakis E. Defects in insulin receptor signaling in vivo in the polycystic ovary syndrome (PCOS). AJP – Endocrinology and Metabolism 2001; (281): 392–399

70. Sikora-Grabka E, Adamczak M et al. Serum Anti-Müllerian Hormone Concentration in Young Women with Chronic Kidney Disease on Hemodialysis, and After Successful Kidney Transplantation. Kidney Blood Press Res 2016; 41 (5): 552-560


Для цитирования:


Литвинов А.С., Бисультанова З.А. ФЕРТИЛЬНОСТЬ У ЖЕНЩИН С ТЕРМИНАЛЬНОЙ ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ). Нефрология. 2017;21(5):9-13. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-5-9-13

For citation:


Litvinov A.S., Bisultanova Z.A. WOMEN FERTILITY ASSOCIATED WITH END-STAGE CHRONIC RENAL FAILURE (LITERATURE REVIEW). Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(5):9-13. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1561-6274-2017-21-5-9-13

Просмотров: 195


ISSN 1561-6274 (Print)
ISSN 2541-9439 (Online)